понедельник, 11 декабря 2017 г.

Независимый исследователь В. М. Дзевановский-Петрашевский (Санкт-Петербург)

Независимый исследователь
В. М. Дзевановский-Петрашевский (Санкт-Петербург)

            Сознаюсь в том, что благодарен тем обстоятельствам, которые меня познакомили с Валентином Васильевичем Скурловым, и  я хочу ими поделиться. Наше знакомство произошло весной 2010 г.  В то время в круге моих научных интересов была работа над биографией талантливого востоковеда, ираниста, профессора Валентина Алексеевича Жуковского (1858-1918) и его сына Сергея (1883-1966). Именно в это время, регулярно просматривая интернет-материалы в надежде найти что-нибудь по волнующим меня вопросам, обнаружил портал под названием: «Архив Валентина Скурлова» со следующей информацией: «Записные книжки Евгения Фаберже. Адреса после 1950 года. Жуковский Сергей Валентинович, председатель Союза деятелей русского искусства во Франции, Париж». Я не мог поверить своим глазам, сказав про себя: «Наконец-то, я нашел его!».  Чтобы тут же поделиться радостной новостью, немедля ни минуты, позвонил своей коллеге из Эрмитажа (тогда я  работал в этом музее) и рассказал, что нашел подтверждение семейным легендам о связях Жуковских с кланом Фаберже. Моя коллега, это была Лилия Константиновна Кузнецова (1945-2015), известный историк ювелирного искусства Петербурга XVIII – нач.  XX в., автор нескольких монографий, сказала, что хорошо знает Валентина Васильевича как квалифицированного специалиста по творчеству Фаберже, доброго и отзывчивого человека. Недолго думая, я снова «отправился в интернет», нашел адрес электронной почты  и написал обстоятельное письмо, в том числе о «семейных легендах» в семье Жуковских, научных проблемах, знакомстве с Л. К. Кузнецовой.
            В. В. Скурлов в ответном письме подтвердил, что в записной книжке кроме упоминания о С. Жуковском, иных сведений о нём нет.
            Я в свою очередь сообщил, что Союз деятелей русского искусства в Париже, в котором С. В. Жуковский был председателем, к 1940 г. уже не существовал и, вероятно,  знакомство его с Евгением Карловичем Фаберже (1874-1960) состоялось значительно раньше, едва ли не в начале 1920-х гг. На этом наше знакомство могло бы и завершиться, но, как оказалось, оно было только начало сближения и возникновения, несмотря на значительную разницу в возрасте, коллегиальных отношений.
            Заинтересованно и доброжелательно он  отнёсся к моей просьбе ознакомиться с несколькими ювелирными изделиями из собрания Жуковских, чтобы подтвердить реальность их дружеских взаимоотношений с семьёй Фаберже. Результаты экспертизы превзошли все ожидания: вещи выполнены в мастерской фирмы прославленного ювелира. Более того, выяснилось, что Евгений Карлович Фаберже  изучал персидский язык, и, возможно,   учителем его был В. А. Жуковский. Известно, что он преподавал язык частным образом и среди его учениц  была великая княгиня Милица Николаевна (1866-1951), что косвенным образом подтверждает наши предположения.
            Следующий эпизод был также связан с Жуковскими. На одном из английских аукционов продавались подписные эскизы ювелирных изделий: десять листов формата А5, выполненные в туши и акварели. Подпись на них: «С. Жуковский».
            Памятуя о моих героях, Валентин Васильевич написал мне письмо с несколькими файлами рисунков и вопросом: «Не мой ли это, случаем, Жуковский?».
            Характерный росчерк автографа ответил на все вопросы: это не художник «Мира искусства» Сергей Юлианович Жуковский (1877-1844), нет, это мой герой — Сергей Валентинович Жуковский. А затем мне была оказана поддержка в приобретении этих рисунков, они пополнили архив семьи Жуковских, вернулись на свое законное место. Моей благодарности нет предела и по сей день, великодушие поступка свидетельствует о наличии благородства и корпоративной солидарности, которая присутствует в среде подлинных учёных.
            Еще одно событие было связано с подготовкой книги «Агафон Фаберже в Красном Петрограде» (2012). Валентин Васильевич попросил меня посмотреть в архиве Эрмитажа сведения о сотруднике фирмы Фаберже — Отто Оттовиче Бауэре (1875-1936), найденные документы вошли в вышеуказанную книгу.
            Мы стали регулярно обмениваться сообщениями, статьями, уникальными находками: таким стал, например, мною найденный список клиентов потомственного ювелира Михаила Иванович Дрозжина (1871-1918), материалы по истории создания журнала «Ювелир» или «Общества ювелиров, золотых, серебряных дел мастеров и торговцев в С.-Петербурге».
            Наше сотрудничество формировалось на благодатной почве любви к биографике, архивным изысканиям. Так, например, совместными усилиями были найдены материалы к биографиям Армина Евгеньевича фон Фёлькерзама (1861-1917), Василия Ивановича Зуева (1870-1941), Иосифа Абрамовича Маршака (1854-1918), Абрама Соломоновича Бейлина (1840-1922), Августа-Франца Людвиговича Жаккара (?-после 1916), Чарльза-Герберта Букналла (1864-1938) и др.
            При возникновении вопросов по истории ювелирного дела в России, всегда можно рассчитывать на профессионализм и отзывчивость Валентина Васильевича Скурлова, который внимательно выслушивает и всегда готов помочь советом или делом, касается ли это архива, иллюстраций  или книг.
            За относительно недолгое наше знакомство из под его пера вышло более десятка богато иллюстрированных книг, статей и буклетов по истории фирмы Карла Фаберже,  ее сотрудников.
            Без преувеличения можно сказать, что вклад внесенный им в популяризацию этой фирмы и русского ювелирного искусства конца XIX — начала XX в. неоценим и истинное место глубокоуважаемого юбиляра еще будет оценено по достоинству.


Санкт-Петербуг, октябрь 2017 г. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий