вторник, 11 октября 2011 г.

КОНКУРС ИМЕНИ ПРИДВОРНОГО ЮВЕЛИРА К.ФАБЕРЖЕ 1912 ГОДА


К конкурсу имени К.Фаберже 1912 года

Состоящее под августейшим покровительством е.и.в. великого князя Ге­оргия Михайловича Русское художественно-промышленное общество в Петер­бурге объявило недавно Всероссийский конкурс имени проворного ювелира К. Фаберже на сочинение рисунков для ювелирного производства. На конкурс предложены были две задачи.
1. Первая заключается в составлении рисунков для наперсного креста с цепочкой и нательного крестика в русском или византийском стилях.
2.  Вторая заключается в составлении рисунков для серьги и медальона или подвеска с цепочкой в русской стиле.
За лучшие рисунки назначено десять денежных премий: одна — в 100 рублей, две - по 75 руб., три - по 5О руб. и четыре - по 25 руб. Срок представления рисунков истек 1 ноября, и результаты конкурса мы приведем как только они станут известны. Не можем не подчеркнуть симпатичной цели. преследуемой обществом, — подъем национального творчества и борьбы с чуждыми нам иностранными художественными формами.
Но если среди наших художников общество и встретит полное сочувствие в чем мы, конечно, и не сомневаемся, то в среде ремесленников-ювелиров вряд ли оно может рассчитывать на скорый успех, и еще много труда и средств надо будет положить, чтобы побороть невероятную косность русского ювелира преследующего одну только цель — как бы выгоднее сбыть.
Само собой разумеется, что это не касается десятка-другого крупных ювели­ров, но в массе царит полное невежество и отсутствие даже желания учиться.
Образовавшееся недавно петербургское общество ювелиров, наметившее себе не только упорядочение профессиональных нужд, но и цели культурные влачит самое жалкое существование и близко к распаду, едва насчитывал сотню членов.
Другое общество — распространения художественно-ремесленного обра­зования — никак не может выйти из периода существования на бумаге.
Объявившее конкурс художественно-промышленное общество говорит «Ввоз в Россию и сбыт заграничных ювелирных изделий увеличивается с каждым годом. Помимо экономического ущерба, причиняемого этим ввозов распространение заграничных изделий прививает народу чуждые художественные формы и вкусы, задерживая вместе с тем развитие нашего отечественного прикладного искусства. Тысячи наших ремесленников и кустарей изготовляют для рынка изделия, которые по цене могли бы успешно конкурировать с заграничны­ми, но, к сожалению, эти вещи исполняются или по плохим рисункам, или копируются с заграничных образцов. Если бы вместо неизящных вещей или плохих копий с иностранных изделий наши мастера изготовляли вещи худо­жественные и носящие отпечаток национального творчества, то они не только успешно расходились бы по России, но и нашли бы сбыт на Западе».
Об этом и наш журнал говорил уже неоднократно, но попробуйте, однако втолковать это нашим ювелирам.

«Ювелир». 1912. № 11. С. 6-7

Присуждение премий

Правление Русского художественно-промышленного общества уведомляет редакцию, что в воскресенье 2 декабря с. г. состоялось заседание художест­венного жюри для присуждения наград на Всероссийском конкурсе рисунков по ювелирному производству имени придворного ювелира К. Фаберже. Жюри под председательством директора Центрального училища барона Штиглица Г. И. Котова состояло из следующих лиц, любезно принявших на себя нелегкую работу по оценке проектов распределения наград: директор Императорского Эрмитажа и музея императора Александра III граф Д. И. Толстой, старший хранитель галереи драгоценностей Императорского Эрмитажа барон А. Е. Фелькерзам, от учебного отдела Министерства торговли и промышленности управ­ляющий учебным отделом А. Е. Лагорио, академик-архитектор А. Н. Бенуа В А Галецкии  редактор журнала «Старые годы».. П. П. Вейнер, придворный ювелир К. Г. Фаберже, А. К. Фаберже, от Русского художественно-промышленного об­щества художники: Р. Ф. Бильде, Ю. И. Лункальнин, Б. Б. Эмме, К. Ф Цейдлер А. Н. Смирнов, Е. К. Фаберже, К. И. Кеяер, М. X. Рафаэль, Е. Э. Якобсон, Л. Г. Стрих мастер-ювелир А. А. Гольмстрем и мастер-эмальер Н. А. Петров.
Рассмотрение представленных проектов заняло более пяти часов времени. При окончательной баллотировке премии присуждены следующим проектам.
Первая премия — проекту под девизом «Атобар» {читая справа налево -Работа... — Ред.-сост.), автор Ф. П. Бирбаум; две вторые премии — проектам под девизом «Рыба», автор Б. Орлов, «Круги.., автор К. А. Апухтина,- три третьи премии — проектам «Кресты» А. А. Бурачевского и И. И. Гурьева, «30.. Б. Г. Ор­лова, «Незабудка» М. Лебедева; четыре четвертые премии — проектам «Изгой» О. О. Мая и К. А. Ласкина, «Лео Ф. П. Бирбаума, «Аз» С. Н. Полушина, «Жемчу­жинка» К. А. Апухтиной.
Ввиду большого количества хороших работ премий оказалось недостаточно. Не желая оставлять невознагражденными художников, отличившихся серьезным отношением к заданиям конкурса и талантливым разрешением его задач, жюри присудило еще почетные отзывы проектам под следующими девизами: «Сорочинка», «Быль», «Нефрит», «Муром», «Чаша», «Янтарь», «Топаз», «Андрит» и «Пава».
Общество не оставляет надежды изыскать средства для приобретения и этих проектов. Все премированные и приобретенные проекты будут изданы и поступят в продажу по цене общедоступной с цепью распространения таким образом художественных рисунков для ювелирного производства среди ремесленников и кустарей.

«Ювелир». 1912. № 12. С. 6

Конкурс имени К. Фаберже

О целях этого конкурса мы говорили в прошлом номере «Ювелира». Теперь считаем нужным сказать несколько слов о результатах его.
Выставка присланных на конкурс работ заняла два зала гипсового музея Центрального училища барона Штиглица. В первом зале выставлены рисунки наперсных и нательных крестов, во втором — рисунки кулонов, медальонов и серег. Первая задача конкурса — проект наперсного и нательного креста — реше­на лучше, чем вторая; это объясняется тем, что кресты уже имеют свою историю в русском ювелирном искусстве; следовательно, музеи и художественные издания дают богатые указания и материалы в распоряжение художника. Кроме этого, размеры композиций представляют сравнительно большое поле для фантазии.
Не входя в оценку отдельных проектов, скажем вообще, что многими конкурсантами упущено из виду, что наперсный крест не только украшение, но прежде всего символ религиозный и, следовательно, в композиции форма креста должна быть ясно выражена; затем, религиозное значение его предука­зывает известную строгость, сдержанность в композиции — против этого пре­грешают многие проекты, в остальном очень хорошие. Перейдя к нательным крестам, нужно сказать, что, к сожалению, им уделено значительно меньше внимания — и напрасно. Не говоря уже о том, что это предмет, который распространяется в миллионах экземпляров и, следовательно, рисунки его будут исполняться чаще всего. Самые трудности задачи: малый размер, исклю­чение драгоценных камней, высоких рельефов — должны были искушать ху­дожника создать крест, красивый своими пропорциями и простотой. Мы не хотим сказать, что таковых рисунков не было среди тех и других крестов, — лучшим ответом послужит количество присужденных наград; делаем мы это замечание потому, что слишком хорошо знаем, как в пылу композиции эти основные требования легко забываются.
Проекты кулонов, медальонов и серег, за исключением некоторых, вооб­ще слабее. Неизвестно почему, многие конкурсанты склонны к архаизму, к применению сибирских древностей и вообще к разным ископаемым; все это вещи очень интересные, но место им в музеях, а не в современном костюме. Вообще этой слабостью к архаизму страдают не только композиции этого конкурса, но многие художники из стоящих во главе движения в пользу воз­рождения национального стиля.
Во всяком случае, этот конкурс нужно считать удачным как по количеству поступивших проектов, так и по общему художественному уровню. Без слабых вещей ни один конкурс не обходится.
Из премированных и приобретенных проектов составится альбом хоро­ших рисунков для распространения среди ремесленников и кустарей. Так как издатель — Р.Х.П.О. — не преследует никаких коммерческих целей, то издание будет доступно всякому, кто в нем нуждается.
Мы со своей стороны можем только приветствовать всякое начинание, могущее принести пользу нашему ювелирному производству, и пожелать, чтобы нашлись еще люди, которые, подобно ювелиру К. Фаберже, пожелали бы содействовать его развитию.
Кстати, два слова о наших ювелирах, считающих себя передовыми и ратующих на всяких собраниях о художественном образовании и развитии вкуса у своих мастеров и учеников. Нам случайно пришлось присутствовать на одном из заседа­ний членов правления СПб. общества ювелиров, на котором один из присутствующих, указывал на необходимость давать в журнале «Ювелир» «русские рисунки»... А между тем никто из этих ювелиров не только не посетил этой интересной выставки (судя по списку посетителей), но даже не догадался послать своих учеников, которые могли бы почерпнуть там много поучительного.
Хозяев-ювелиров на выставке было всего два-три человека.
Вот они, двигатели русской промышленности!

«Ювелир». 1912. № 12.   С. 4-6

Конкурс рисунков

Союз торговцев ювелирными и драгоценными вещами в Париже и Общест­во поощрения этой отрасли объявили конкурс на рисунки драгоценных укра­шений ювелирного производства для дневного дамского туалета.
За лучшие рисунки назначены три премии: первая премия — в 1000 фран­ков, вторая премия — в 400 франков и третья — в 100 франков, причем первая и третья премии будут выданы от Союза торговцев, а вторая премия — от Общества пооощрения этого производства. Правом участия в конкурсе пользуются только французы; каждый автор должен в закрытом конверте указать поставленный им на рисунке девиз и свое имя и фамилию; сообщение ложных сведений строго карается законом. Порядок представления рисунков рассмотрения их, вскрытия запечатанных конвертов и присуждения наград — общеизвестный и всюду практикуемый, и на этом мы останавливаться не будем.
Мы желаем на это обстоятельство обратить внимание наших русских юве­лиров, так как вопрос о рисунках у нас уже давно назрел, и до сих пор, к сожалению, ничего не предпринято для его разрешения. Всякому известно, что у нас в России почти нет художников и рисовальщиков-специалистов по состав­лению рисунков драгоценных украшений. На устраиваемых ежегодно выставках ученических работ трех популярных у нас училищ рисования: Строганов­ского в Москве, барона Штиглица и Общества поощрения художеств в Петер­бурге — экспонируются между прочим некоторые рисунки разных серебряных вещей, но рисунков ювелирных вещей никогда там нет. Нашим мастерам приходится поэтому копировать исключительно заграничные рисунки.
В 1912 году Русское художественно-промышленное общество объявите всероссийский конкурс на составление рисунков для наперсного креста с цепочкой, нательного крестика в русском и византийских стилях и серьга, медальона или подвеска с цепочкой тоже в русском стиле. Результат этого  конкурса показал, что рисунки для крестов выполнены лучше, чем рисунки для ювелирных вещей, но и среди последних было много хороших рисунков. Жаль только, что очень мало мастеров-ювелиров посетило эту выставку.
Во всяком случае ограничиться одним указанным конкурсом нельзя; пора нашему Обществу ювелиров самому подумать о нашей скудости и бедности в этом отношении, пора ему принять меры к поднятию производительности данной отрасли, пора вытащить последнюю из области подражания и копирования и поднять до уровня самостоятельного творчества, носящего характер определенного стиля и вкуса, присущего русскому народу. Общество ювелиров должно периодически объявлять конкурсы рисунков ювелирных вещей и этим побудить наших художников и учащихся в рисовальных школах уделить внимание и рисункам данной отрасли,- если явится спрос, то за ним несомненно явится и предложение. В последнее время замечается перепроизводство кар­тин-пейзажей, этими картинами наводнены многие магазины и частные кварти­ры, в которых торгуют ими; иногда приходится удивляться, как низко должен оценивать свой труд художник, если посредник-торговец продает его картину за сравнительно низкую цену. Конечно, здесь необходимо оговориться, что за хорошие картины нужно платить хорошую цену, но выполнение даже такой дешевой картины требует довольно времени. Если таких художников толкнуть на путь прикладного искусства, то, может быть, удастся из посредственных художников создать кадр хороших рисовальщиков. Может быть, первый кон­курс сразу не принесет осязательных результатов, но со временем ряд таких конкурсов несомненно выработает специалистов-рисовальщиков по части ювелир­ных вещей. Чтобы избегнуть тех ошибок, которые были допущены в указанном выше конкурсе, следует, конечно, более подробно изложить задачи конкурса и дать более подробные инструкции участникам его, дабы отвлечь их от архаизмов.

Статья неизвестного автора, возможно Франца Бирбаума («Русский ювелир». 1914. № 3. С.-Петербург)

Комментариев нет:

Отправить комментарий