среда, 12 октября 2011 г.

ГРАВЕР ИЗРАИЛЬ РУХОМОВСКИЙ


Израипь Рухомовский (иногда неправильно пишут Рахумовский или Рохумовский) выдающийся гравер и ювелир, прославивший российских ювелиров во всем мире. Упоминается в статьях главного мастера фирмы Фаберже Фран­ца Бирбауиа, справочниках Тиме-Беккера и Бенезита.
Немецкий Лексикон художников Тиме-Беккера в 34 томе (1935 г.) дает следующую справку:
«Рухомовский (Рахумовский) Израиль, русско-еврейский золотых дел мастер, гравер и чеканщик, 1860 г.р., Мозырь, живет в Париже. Самоучка, пришел в 1892 г. в Одессу, позднее в Париж. Обязан своей сомнительной известностью выполненной им короне с богатым пластическим украшением, которая в качестве т.н. «Тиары Сайтаферна» была продана Лувру в 1895 г. за 260 тыс. франков, происходящая якобы из античного золотого клада в Ольвии (Южная Россия). Фуртвенглер разоблачил корону как современную фальшивку. Резкие споры по поводу подлинности этой вещи в мире специалистов-археологов. Рухомовский работал над тиарой по поручению торговца антиквариатом, будто бы не зная о его фальшивых намерениях. Вместе с отцом работают его сыновья Яков и Соломон, ассортимент: прежде всего, предметы культа, плакетки и статуэтки.
В 1903 г. в Одессе в «Коммерческой типографии» Б.Сапожникова вышел в свет иллюстрированный критико-биографический очерк «Израиль Рухомовский и его работы». На обложке издания в качестве иллюстрации была представлена знаменитая «Тиара Сайтаферна».
Немногие представители ювелирной профессии удостаиваются прижиз­ненных изданий. Слава Рухомовского на рубеже Х1Х-ХХ вв. облетела весь мир. Вот что рассказывает о Рухомовском одесская брошюра 1903 г.
Гравер Израиль Рухомовский родился в 1860 г. в уездном городе Мозыре Минской губернии. Правильного художественного образования он нигде не получил и является, таким образом, художником самоучкою в полном смысле этого слова. (Отметим, что Михаил Перхин, ведущий ювелир фирмы Фаберже, также родился в 1860 г. и был тоже самоучкой, но в 1903 г., когда о Рухомовском в Одессе вышла брошюра, Михаил Перхин скончался).
Родители Рухомовского готовили его в раввины и он, получив чисто еврей­ское воспитание, хорошо изучил древнееврейский язык, литературу и талмуд. Впрочем, особенной охоты к учению он не чувствовал, а с юного возраста стал проявлять сильнейшую страсть к искусству. Он, тайком забравшись куда-ни­будь со всевозможными предосторожностями, начал рисовать, царапать и  вырезать из дерева, на камне, на чем попалось.
Наконец его родители должны были смириться с мыслью, что их сын раввином не будет, и предоставили ему свободу действий. Тогда молодой Рухомовский всецело предался своей страсти, начал работать и усовершенст­воваться с лихорадочной поспешностью.
Благодаря природным способностям, упорному труду и любви к работе, он совершенным самоучкою, достиг небывалой степени технического совершенства и, когда он явился в Киевские граверные мастерские, то оказалось, что ему там не у кого и нечему учиться.
В то же время он усердно работал над развитием и дополнением своего художественного образования, преимущественно в декоративном духе. Уже тогда Рухомовский был известен многим граверам и торговцам, к нему в Мозырь обращались с заказами из Киева, Харькова и других городов.
Последние десять—двенадцать лет, приблизительно с 1891 г., являются для Рухомовского периодом творчества. К этому времени относятся самые его замеча­тельные работы. Совершенно поглощенный ими, он мало обращал внимания на свое, сравнительно печальное положение в материальном отношении. Когда пожар Мозыря в 1892 г. заставил его переселиться в Одессу, он и здесь, до последнего времени, оставался малоизвестным публике, за исключением эксплуа­таторов-торговцев и магазино-владельцев, которые ловко им пользовались.
Между тем, он в прошлом году окончил свой «саркофаг со скелетом», на исполнение которых потребовалось 9 лет, и за которые он в 1903 г. получил золотую медаль на выставке «Салона» французских художеств в Париже.
Знаменитая тиара Сайтаферниса, которая вопреки уверениям и глубокому убеждению большинства ученых-археологов оказалась работой Рухомовского также исполнена им в этот период времени (художник работал над тиарой почти год).
Он выполняет золотую фигурку «Победы», многие художественныве штапы и медальоны по заказам разных лиц, сионистские жетоны, прибыль от кото­рых пожертвована им в пользу Еврейского Национального фонда.
Будучи в Париже Рухомовский нашел там много своих работ: группу «Ахил­лес и Минерва», золотой «Ритон» в форме рога и золотое греческое колье. Все эти работы, выставленные в «Салоне» вместе с работами, привезенными из Одессы, сразу обеспечили Рухомовскому всемирную известность.
При знакомстве с произведениями Рухомовского человека, хотя несколько знакомого с технической стороной граверного, чеканного и ювелирного ис­кусств, независимо от художественной и идейной их ценности, поражает раз­нообразие знания Рухомоского во всех этих названных специальностях. Это разнообразие знаний, применяемых в работе, является личной чертой Рухомов­ского. Благодаря этому обстоятельству он избавлен от всякого конкурента и соперника..
Произведения, подобные изделиям Рухомовского, могут быть созданы только общими усилиями скульптора, гравера, чеканщика и ювелира. Но тогда произведение будет лишено единства, типичности, потому что каждый из участников непременно внесет что-либо свое. Между тем, каждый из них найдет и оценит в произведениях Рухомовского то, что является его специальностью.
Вторую типичную черту Рухомовского составляет его любовь к миниатюре. Благодаря своему необыкновенному зрению он, например, свободно гравирует такие надписи, какие трудно себе представить. Они совершенно неразборчива без сильно увеличивающих стекол. «Саркофаг со скелетом» является послед­ним словом в этом отношении. В 1891 г. Рухомовский перенес продолжительную тяжкую болезнь, оставившую глубокий след на всю его последующую жизнь. Результатом этой болезни является его произведение «Саркофаг со скелетом», которое автор называет «шедевром своей жизни».
Он задался целью выразить мысль о бренности земной жизни и земного счастья, мысль о том, что «суета сует — все суета».
Саркофаг имеет всего 10 см в длину, 3 1/2 см в ширину и 4 см в высоту. Вся поверхность маленького саркофага сплошь покрыта резьбою: аллегори­ческими группами, панорамами и картинами из человеческой жизни. На ма­леньком пространстве находятся более полусотни одних только человеческих фигур во весь рост, причем малейшие оттенки выражений лиц, малейшие складки одежды отделаны с такой точностью и законченностью, что невозмож­но было бы лучше их выполнить, будь они увеличены в 10 и 100 раз.
Почти две трети из девяти лет, в течение которых Рухомовский работал над саркофагом, потребовало исполнение скелета. Скелет золотой, он не более пальца величиною и состоит из 167 отдельных частей.
Тиара Саитаферниса (Сайтаферна.) исполнена по заказу в 1895 г. Она чекане­на из тонкой полосы золота и делится на три части: нижнюю, среднюю и верхнюю, венчающую часть. Важнейшая часть — средняя. Она представляет сцены из троянской войны. Греческая одежда, мужская и женская, шлемы, обувь, укра­шения, оружие, посуда исполнены в точности и соответствуют настоящим древнегреческим. Нижняя часть, кроме орнаментики, занята сценами охотни­чьей кочевой жизни скифов. Скифы охотятся на диких животных, укрощают диких коней, учат маленьких детей стрелять из лука и т. д. Тут же изображением разных животных и птиц: пасущихся овец, коз, быков, оленей, летающих аистов и т.д. Венчающая часть состоит из ажурных чеканных орнаментов местами только касающихся тиары. Она заканчивается скрученной чешуйча­той змеей, высунувшей наверх голову.
«Ритон» представляет собой рог, снизу доверху украшенный рельефом из жизни скифов. Чрезвычайно стильные орнаменты отделяют главное попе, все покрытое животными, палатками, телегами. Перед вами проходит вся та жизнь, частная и общественная в очень тонко законченных образах. Один конец рога изображает фантастическую лошадь, опять-таки выдержанную в известном стиле. Полулошадь, полузмея своим сильным движением вверх пре­красно заканчивает весь сосуд и придает ему очень выдержанную осмысленную форму.
Группа «Ахиллес и Минерва». Техническая сторона исполнения этой золотой группы поразительна. Она частями чеканена из тонкой полосы золота я затем эти части спаяны вместе. Легко представить себе насколько трудно чеканить частями человеческое тело, потом припаять их друг к дружке так, чтобы при этом не пострадала общая форма.
Поражает медальон, сделанный в подарок директору фабрики Жако в Одессе. Медальон круглый, золотой, 5 мм в диаметре. Он имеет форму коробоч­ки сапожной мази этой фабрики и состоит из двух частей: верхняя представля­ет крышку коробочки, нижняя — донышко. Обе половинки соединяются при помощи миниатюрного замочка и легко разнимаются. Верхняя часть коробки «Жако» имеет четыре цвета: золотой, голубой, красный и черный. У Рухомовского на медальоне те же цвета. Сделал он это следующим образом: надпись этой коробочки резная рельефная, а поле заполнено разноцветною эмалью. На коробке находятся, кроме надписи, обезьяна-лакей, чистящая сапог щеткой, и орел. На медальоне оставлены рельефными тончайшие ободочки, представ­ляющие контур и тушеные штрихи фигур, а остальное поле тоже покрыто соответствующей эмалью. Таким образом Рухомовский получил тождественную по впечатлению коробку фабрики «Жако» в пять миллиметров. Внутри, на одной стороне рельефная монограмма, поле здесь залито черной эмалью, на другой стороне гравирована пространная надпись.
Из разнообразных сионистских жетонов Рухомовского особенно интересен один. Одна сторона занята художественною картиною «Стена скорби». Евреи плачут и молятся у единственной оставшейся полуразрушенной западной стены Храма. Рельефные надписи на иврите: «Рабам твоим мила сея земля и камни» (Палес­тины),  «Да забуду я правую руку, если забуду тебя, Иерусалим». На другой стороне находятся десять заповедей, красивый «щит Давида» и надписи: «Слушай Изра­иль, Господь Бог наш. Господь один!», «И люби ближнего как самого себя».
В марте 190З г.. художник с Монмартра Майянс, прозванный «Элина», заявил, что именно он, а не безвестный грек из Ольвии исполнил тиару Сайтаферна. Разразился грандиозный скандал. Все французские газеты подхватили сенсацию.
Через несколько дней, 23 марта, газеты опубликовали письмо парижского ювелира Лившица, в котором он решительно отрицал авторство Майянса. Более того, Лившиц утверждал, что он своими глазами видел настоящего автора тиары Сайтаферна. Им, по его словам, является одесский ювелир и чеканщик Израиль Рухомовский, исполнивший в 1895-1896 гг. знаменитую тиару и получивший за 8 месяцев работы над ней две тысячи рублей. Толпы любопытных повалили в Лувр, но взволнованные сотрудники музея поспешили убрать ее в запасник. Правительство вынужждено было назначить комиссию во главе с проф. Клер-мон-Гамо, для расследования обстоятельств столь дорогостоящей покупки.
Через два дня после письма Лившица, русский корреспондент парижской газеты телеграфировал из Одессы: «Гравер Израиль Рухомовский, проживаю­щий в Одессе, Успенская ул., 36, объявляет с полной уверенностью, что он — творец тиары. Он сообщает, что выполнил ее по заказу одного человека из Керчи в 1896 г. Рухомовский готов приехать в Париж, чтобы доказать свои слова, если ему дадут средства на поездку в размере 1200 франков».
Вспомнили, что фамилия Рухомовского уже упоминалась в связи с тем же Гаухманом из Очакова.
В конце 1896 г. братьям Гаухманам удалось продать одному из крупных русских коллекционеров якобы найденные в раскопках «антики» — золотые статуэтки богини Нике и Эрота, сидящего верхом на кентавре. Приглашенный в качестве эксперта проф. фон Штерн определи их как фальшивки.
Собиратель возбудил судебный процесс против братьев Гуахман. Одесский ювелир де Морье в качестве свидетеля (элементы изделия отлиты у него в мастерской) на суде показал, что «антики» — золотые фигурки Нике и Эрота заказал ему Израиль Рухомовский, проживающий в Одессе на Успенской, 56 и работающий без вывески и патента. Этот же Рухомовский отчеканил и оконча­тельно отделал статуэтки. Кроме того, де Морье сделал для Рухомовского не­сколько золотых пластин, причем вес одной из них — 460 грамм — точно совпадал с весом тиары Сайтаферна. Когда Штерн посетил Рухомовского, он увидел на стенах жилища прекрасные рисунки с античных пальнет, а са?ч Рухомовский усердно трудился, как он пояснил, «уже полгода, для собственно­го удовольствия» над изготовлением золотого скепетика.
Скелетик был заказан тем же Гаухманом и предназначался в качестве «архео­логической находки» для венского банкира бар. Ротшильда. Отметим, впрочем что один золотой скелет-брелок уже демонстрировался в витрине киевского ювелира Иосифа Маршака на Всемирной выставке в Чикаго еще в 1893 г.
5 апреля 1903 года Израипь Рухомовский прибыл в Париж, Как выясни­лось при первом же допросе перед лицом правительственной комиссии, он мало что смыслил в античной археологии. Но тотчас же назвал старинный рецепт необходимого ему сплава, из которого сделана тиара. Затем прямо на глазах у пораженных членов комиссии, он отчеканил часть фигурного фриза, которая при сравнении с тиарой оказалась полностью ей идентичной.
Сомнений больше не оставалось. «Заказчиком» по Рухомовскому, был неиз­вестный господин из Керчи, желавший поднести тиару в качестве юбилейного подарка какому-то русскому ученому-археологу. Этот же заказчик приносил Рухомовскому в качестве образцов книгу «Русские древности» И. Толстого и Н. Кондакова, атлас к «Древней истории» Бейссера, репродукции со щита Спи-циона и гравюры Джулио Романе с фресок Рафаэля.
О том, что тиара Сайтаферна — фальшивка, уже в мае 1896 г. заявил русский ученый, профессор Петербургского университета А. Н. Беселовский. То же самое, с фактами на руках, убедительно доказал проф. Адольф Фуртвенглер из Мюнхена (августовский номер журнала «Revue cosmopolis»). Один из его аргументов: богов ветра греки всегда изображали в виде рослых атлетов, а здесь — путти детского возраста.
Фуртвенглер нашел прототипы ряда персонажей. Они оказались на произ­ведениях самых разных эпох и из разных, зачастую весьма отдаленных друг от друга мест: на ожерелье V века до н. э., найденном в Тамани и на вазах из Южной Италии, изделиях из Керчи и т. н. щите Сципиона, хранящемся в Лувре и других изделиях античных мастеров.
Доказательства Фуртвенглера подкрепил и развил директор Одесского археологического музея Э. фон Штерн. Б своем докладе на Археологическое конгрессе в Риге 2 августа 1896 года он развернул перед слушателями широкую картину бурной деятельности торговцев подделками на юге России в том числе братьев Гаухман. Что касается короны скифского царя, то буквы на ней явно скопированы с надписи Протогена.
Но руководители Лувра, опираясь на благоприятные высказывания многих видных ученых Франции, Германии и других стран, не прислушались в 1896 г. к тревожным голосам экспртов из Петербурга, Одессы и Мюнхена и санкциони­ровали покупку.
Обстоятельства покупки Лувром фальшивой тиары были следующими. Гуахман в 1896 г. передал для комиссионной продажи тиару венскому антнквару Антону Фогелю, который вместе с венским маклером Шиманским поехал б Париж.
Директор Лувра Кемпфен, руководитель отдела античного искусства Эрон де Вилльфос, авторитетные ученые: Мишон, Равессон-Мольен, Лафенетр, Бенуа, Мишель, Молинье, Соломон Рейнак и другие пришли к выводу, что перед ними подлинная тиара Сайтаферна.
По где достать деньги на покупки уники. Такую сумму могла отпустить только палата депутатов парламента. Фогель и Шиманский отказывались ждать. Выручили богатые меценаты —друзья музея г-да Корройе и Теодор Рейнак. Они одолжили дирекции Лувра необходимую сумму с тем, чтобы ее вернули после решения парламента. Гаухман получил в результате 86 тыс. франков, Шиман­ский — 40 тыс. и Антон Фогель — 74 тыс. комиссионных. Парламент утвердил ассигнования на покупку. Меценаты получили свои деньги обратно. А тиара Сайтаферна заняла до поры до времени почетное место в постоянной экспози­ции Лувра.
А вот что писал петербургский журнал «Ювелир» о тиаре Сайтаферна в 1913г.
«Одесса. Лет пятнадцать назад французская национальная академия приобрела за большие деньги ценный археологический памятник — тиару царя Сайтаферна, которую археологи всего мира давно разыскивали. Она была найдена при раскопках на юге России, в древней Ольвии.
Эта замечательная античная реликвия, как впоследствии оказалось, была сфабрикована в Одессе ювелиром-гравером Рухумовским, по рисункам специа­листов-подделывателей древностей античного мира. Во главе подделывателей стоял известный антиквариям мошенник Лев Гаухман, которому удалось обма­нуть знаменитейших археологов, пользующихся мировой известностью.
В свое время об этой скандальной истории с тиарой много писали и шумели, но мошенникам удалось избежать наказания. Ловко сфабрикованную тиару, когда убедились, что она изготовлена в Одессе, выбросили вон из музея академии.
Жертвами этих «античных» одесских мошенников сделались несколько европейских музеев, приобревших древности прекрасной Ольвии, частные коллекционеры-любители, а также и русские высокопоставленные лица.
И только недавно попался, наконец, с поличным главный персонаж этих мошенников. Лев Гаухман, который несколько дней назад приговорен в арес­тантском отделении на полтора года.
Соучастница Гаухмана мещанка Янковская приговорена к тюремному за­ключению на 4 месяца. Впереди у осужденных имеется еще несколько подоб­ных дел, в том числе в Москве, по обвинению в продаже поддельных древнос­тей Императорскому Историческому музею.
Дело, по которому подделыватели попались, слушалось в Одесском окруж­ном суде с участием присяжных заседателей. Оно сводится к следующему.
Компания «накрыла» известного южного собирателя древностей г-на Лемеш-Лемешинского, продав ему якобы случайно найденный клад античных золотых вещей, среди которых находились редкие ольвийские монеты, серьга зеркало, амфоры и другие уникумы. Все эти «древности» оказались одесской: изготовления и были сработаны по заказу и рисункам Гаухмана.
Вызванный в качестве эксперта бывший директор Императорского музе* древностей проф. Э. Г. фон Штерн точно и научно доказал поддельность древ­ностей, проданных Лемешинскому. При обыске у Гаухмана и Янковской был* обнаружены ценные коллекции «одесских» древностей, которые распространи­лись по музеям и частным коллекциям.
Был обнаружен гравер, некто Гаврилин, который изготовлял по заказ* Гаухмана штампы, формы и все необходимое для подделок древностей.
Суд гравера оправдал.
Гражданский иск, предъявленный г-ном Лемешинским, полностью удовле­творен. Гаухман и Янковская посажены в тюрьму.»

«Ювелир». 1913. № 1. С. 14

Эта история 100-летней давности напоминает нам, что проблема подделок ювелирного искусства не нова. Разные только итоги. Гаухман попал в тюрьму, Рухомовский попал во все справочники и энциклопедии по искусству.

В, В. Скурлов

Комментариев нет:

Отправить комментарий