вторник, 25 октября 2011 г.

СОЮЗ ТРАДИЦИЙ И НОВАТОРСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ ПЕТЕРБУРГСКИХ ЮВЕЛИРОВ


Ювелирное искусство Санкт-Петербурга в большей степени, чем творчество ювелиров других художественных центров страны, всегда развивалось в русле общеевропейских тенденций, не замыкаясь в рамках национальной концепции.
Город, основанный Петром I как столица крупнейшей европейской держа­вы, город блистательной аристократии, просвещенной интеллигенции, бога­тейших промышленников и купцов, с первых же лет своего существования привлекал к себе лучшие художественные силы не только России, но и других стран Европы. Взаимопроникновение традиций многонационального творчест­ва, взаимодополнение и взаимодействие европейской и исконно русской куль­тур оказались исключительно плодотворны и послужили основой для создания петербургского стиля, определяющего архитектуру и искусство города.
«Строгий, стройный вид», державное величие Санкт-Петербурга, которые так пленяли великого создателя поэмы «Медный всадник», эти неповторимые петербургские черты можно обнаружить и в произведениях ювелирного твор­чества, где они поразительным образом сочетаются с французской элегантностью, итальянской пышностью, немецкой тщательностью, швейцарской точнос­тью, скандинавским уважительным отношением к применяемым материалам, наряду с истинно русской образностью, красочностью и поэтичностью. И не­удивительно, что именно на петербургской почве возник феномен Фаберже.
Особая аура Санкт-Петербурга, его богатейшее культурное наследие не могли не отразиться на творчестве современных ювелиров, не случайно их произведения всегда можно отличить от работ художников и мастеров из других регионов страны.
Ювелирное искусство 1960—1990-х гг. — это значительное, но очень сложное явление нашей художественной культуры. В полной мере понять и оценить его можно только в контексте с предысторией этого периода. После социально-политических катаклизмов 1917г. ювелирное депо России на долгое время оказалось оторванным от общеевропейского пути развития. Находясь в вынужденной изоляции, не имея возможности следить за эволюцией эстетичес­ких воззрений и стилевых канонов Европы 1920—1950-х гг., петербургские ювелиры могли работать исключительно в рамках традиций. Однако и в этих трудных условиях они не только сберегли художественные достижения своих предшественников, но и, черпая духовные сипы в традиционных культурных ценностях, привнесли в ювелирное искусство яркие художественные идеи и новые выразительные средства.
В этом немалая заслуга художников и мастеров государственных ювелир­ных заводов и фабрик, ныне входящих в состав АО «Русские самоцветы», где на основе советского (а теперь российского) законодательства было сосредоточе­но практически все производство ювелирных изделий из драгоценных метал­лов и камней. Их уникальные произведения — серебряная посуда, декориро­ванная эмалью по филигранному узору и золочением, мелкая пластика из цветных и драгоценных камней с деталями из золота и серебра, бриллиантовые украшения, шкатулки с флорентийской мозаикой и многие другие ювелирные и камнерезные изделия, заняли достойное место в известных музейных собрани­ях. Крупнейшее промышленное предприятие страны «Русские самоцветы» на протяжении многих десятилетий оставалось в то же время ведущим центром отечественного ювелирного искусства.
С середины 1960-х г. на выставках Союза художников стали появляться авторские украшения из серебра и цветных металлов, работы выпускников высших художественных учебных заведений. Параллельно с промышленным производством получило развитие новое направление в ювелирном деле — авторское искусство украшений. Для молодых художников смысл понятия «ювелирные изделия» был во много раз шире и глубже общеупотребительного значения этих слов. Истинную ценность ювелирных изделий они видели не в богатстве материалов, а прежде всего в оригинальности творческого замысла, красоте форм и декора, гармонии палитры, виртуозности исполнения вещей. Приходится только удивляться тому, как быстро и органично петербургские мастера, едва освободившись от идеологического прессинга и получив некото­рую возможность ознакомления с художественной жизнью Запада, смогли впитать и творчески освоить достижения европейской пластики. С неподдель­ным энтузиазмом, лишенным каких-либо коммерческих соображений, они окунулись в океан свободного творчества.
Процесс становления авторского ювелирного искусства приобрел наи­большую активность после серии специализированных выставок «Ювелирная пластика». Авторы работ, экспонируемых на этих выставках, остро ощущая атмосферу эпохи, смело вступили на путь эксперимента. Стремясь к чистоте и свежести в трактовке тем, создавая неожиданные инсталляции, соединяя раз­личные материалы, структуры, технологические приемы, выбирая необычные цветовые комбинации, они сумели достичь адекватного выражения своих твор­ческих идей. Ниспровергая традиционное отношение к ювелирным изделиям как к прикладным вещам, не имеющим самостоятельной художественной зна­чимости, они утверждали равноправие произведений ювелиров с произведе­ниями высокого искусства.
Ломка старых взглядов на назначение ювелирных изделий способствовала принятию новой концепции, рассматривающей произведения ювелиров не только как украшения человека, его костюма или интерьера, но и как плод живого творческого воображения, предмет подлинного искусства.
В последние годы ювелирное дело Санкт-Петербурга приобрело новый необычайный размах, который можно, пожалуй, сравнить только с ситуацией в этом виде художественного творчества, характерной для начала XX столетия. Наряду с гигантом ювелирной индустрии — «Русскими самоцветами», появилось много новых небольших предприятий, выполняющих уникальные и серийные изделия из драгоценных металлов. Заметно расширился круг художников, по­святивших себя ювелирному делу. Имена многих из них хорошо известны. Их авторские работы с успехом демонстрируются на выставках в России и за рубежом.
Все они по-разному подходят к решению творческих задач. Одни черпают вдохновение в искусстве мастеров прошлого, особенно в деятельности плеяды замечательных ювелиров рубежа столетий — Фаберже, Овчинникова, Хлебни­кова и других, создавая новые произведения на основе традиционных пласти­ческих приемов, ювелирных техник и материалов. Другие, напротив, довольно безразличны к прошлому. Их творчество развивается в тесной связи с развитием самых авангардных направлений современной художественной культуры. В центре их внимания — пластические свойства формы, игра ее объемов и плос­костей, взаимодействие с пространством. Они целеустремленно ищут новые выразительные средства, используют новые материалы и новейшие технологии.
Но при всем разнообразии эстетических концепций и разнонаправленности художественных поисков в творчестве петербургских ювелиров явно про­сматриваются общие черты, которые придают их искусству особый характер. К ним можно отнести обостренную любовь к цветному камню и различным видам эмали. Но прежде всего они проявились в образно-ассоциативном подхо­де к трактовке темы, который можно обнаружить в большей части авторских работ художников независимо от их творческой манеры и устремлений.
Резюмируя в целом сегодняшний период творчества петербургских ювели­ров, отметим несомненное разнообразие направлений развития этого вида творчества и достойное место, которое занимают их авторы в общем процессе эволюции европейского ювелирного искусства.

И. В. Шаталова

Комментариев нет:

Отправить комментарий