вторник, 18 октября 2011 г.

ТАЙНА САКВОЯЖА КАРЛА ФАБЕРЖЕ


Сколько сейчас может стоить саквояж с драгоценными вещами фирмы Фаберже, если в начале 1918 г. стоимость этих вещей была оценена в 1 603 614 рублей. Это еще царских золотых рублей. Это 1200 кг золота. Считаем по 12,5 долларов за грамм, получаем 15 миллионов долларов. Это еще по самой скромной оценке, так как стоимость антикварная для изделий Фабер­же в 3—5 раз выше.
Где же этот саквояж? Этого не знает никто. Скорее всего, в России.
Но обо всем по порядку.
Весной 1918 г. советской властью был принят декрет о защите собствен­ности иностранных граждан. Карл Фаберже поспешил отдать свой дом на Морской улице, 24 (известный всем как «дом Фаберже»), в аренду швейцарской миссии, чтобы находиться под защитой дипломатического иммунитета. Дом был передан в пользование бесплатно, но с одним условием: Карл Фаберже передавал миссии для хранения в блиндированной комнате (знаменитый сейф-лифт берлинской фирмы «Арнхайм») скромный кожаный саквояж с драгоценнос­тями. Кассир миссии Циммерман принял эти вещи. Было составлено две расписки, одна — формальная на сумму 100 тыс. руб., другая — на фактическую стоимость вещей в саквояже — 1 603 614 руб. Последняя расписка находилась у главного мастера фирмы Фаберже Франца Бирбаума и была изъята у него во время его ареста Чрезвычайной комиссией незадолго перед возвращением Бирбаума на родину в мае 1920 г. На все наши запросы в 1990-х гг. архив б. Комитета госбезопасности страны отвечал, что никаких дел на Бирбаума не имеется.
Почему была составлена расписка на 100 тыс. руб.? Депо в том, что за хранение своих драгоценных вещей в своем же доме, в своем же сейфе. Карл Фаберже должен был ежемесячно платить швейцарцам один процент от храни­мой суммы, то есть одну тысячу золотых рублей. В 1918 г. в Петрограде это были еще деньги. Письмо-договор со швейцарской миссией остались в Петро­граде у члена товарищества «К. Фаберже» адвоката Сергея Вызова. О подлин­ной стоимости вещей, заключенных в саквояже, знал и кассир миссии Циммер­ман, скончавшийся в начале 1920-х гг. в Швейцарии. Кроме этого саквояжа, в сейфе хранились еще шесть чемоданов личных вещей Фаберже,
После ранения Ленина и убийства Урицкого по стране прокатилось не­сколько волн красного террора. Не обошли они и дипломатические миссии. При штурме английского посольства в Петрограде был убит английский военно-морской атташе лейтенант Кроми. Как сообщает книга «ВЧК в Петрограде» (1990 г. издания), «больше всего оружия (?! — Ред.-сост,) было найдено в швейцарском посольстве». Непонятно, имелось ли в виду швейцарское посоль­ство, которое до революции помещалось по другому адресу, или же это была швейцарская миссия, переехавшая в дом Фаберже. Скорее всего, это был именно дом Фаберже, поскольку посол Швейцарии проживал там и ежедневно обедал с Карлом Фаберже.
Швейцарцы знали о готовящемся налете. Откуда? Эту тайну мы не знаем.
Упомянем, впрочем, что знаменитый советский контрразведчик Артузов (Гаучи)__
швейцарец по происхождению. За день до напета (точной даты мы не знаем, где-то конец октября 1918 г.) сотрудники миссии перенесли 27 чемоданов, включая семь чемоданов Фаберже, в помещение норвежского посольства, которое тогда размещалось по адресу: набережная Мойки, 42. Это огромный дом с большими подвалами, соединенный проходным двором с Большой Коню­шенной улицей. Швейцарский посол, который ежедневно встречался с Евгени­ем Карловичем Фаберже за завтраком, не счел нужным предупредить членов семьи Фаберже о переносе их семи чемоданов. В норвежском посольстве охрану чемоданов поручили двум швейцарским студентам, проживавшим тогда в Петрограде. На вторую же ночь к зданию на набережной подъехало несколь­ко пролеток с налетчиками. Как они заставили сторожей открыть дверь — неизвестно. По слухам, сторожа были пьяны, а кобуры с оружием беспечно висели на стульях. Фамилия одного из сторожей — Шансон. Была такая фирма граверов «Шансон и Жаке». Может, кто-то знает судьбу этого горе-сторожа и его партнера. Короче говоря, 22 из 27 чемоданов были увезены в ночную мглу, включая все чемоданы Фаберже. Только через три недели было дано объявле­ние в газете. Почему не раньше? Об этом члены семьи Фаберже позднее допытывались у швейцарцев, но внятного ответа не получили. Какую-то группу похожих на тех грабителей людей видел один откликнувшийся на объявление в газете инженер. Молодцы подозрительного вида отправлялись в поезде в Москву. Темное дело! Промелькнуло сообщение в газетах, что пропал сотруд­ник Гатчинской ЧК (?) с крупной суммой народных денег — 100 тыс. руб. Больше ничего о злополучных чемоданах не известно (см. прим.)
У Татьяны Фаберже в архиве имеется список драгоценностей и эскизы утраченных вещей. Но до сих пор вещи из «саквояжа Фаберже» не появлялись на аукционах «Сотбис» и «Кристи».
Где они? Варианты ответа: в России, в Швейцарии, в сейфах ЧК, в Гохране, закопаны... Один специалист предположил даже, что это очередная мистифи­кация Карла Фаберже, который был неистощим на подобные выдумки.
Никакой компенсации от швейцарской дипломатической миссии потомки Карла Фаберже не получили, хотя обращались неоднократно: в 1920-х, 1930-х, 1940-х. Последние попытки апелляции к швейцарскому правительству предпри­нимал Федор Агафонович Фаберже в 1960-х гг., а после его смерти, в 1970-х гг., — его дочь Татьяна Фаберже. Безрезультатно...
Одна из главных причин отказа — Фаберже не были швейцарскими граж­данами. Другие причины — утрата документов (расписка, изъятая ЧК у Бирбаума), смерть свидетелей. Помимо кассира Циммермана, в 1924 г. в Риге скончал­ся швейцарский консул Мантель, близкий друг Карла Фаберже, который под присягой мог подтвердить истинное содержимое легендарного саквояжа. В архиве Татьяны Фаберже имеется переписка с тогдашним представителем Швейцарии в России г-ном А. Жюно, который проживал в Цюрихе и знал о краже, с другим дипломатом — г-ном Пфисгером, проживавшим в Базеле. Оба они не отказывались, что стоимость саквояжа превышала объявленную в 16 раз, но швейцарские чиновники всякий раз тормозили дело.
В конце 1940-х гг. Евгений Карлович Фаберже обращался за содействием к швейцарскому министру иностранных дел д-ру Брюггманну (затем президенту Швейцарии), с которым он был знаком еще по Петрограду. Квартира Фаберже была записана на имя Брюггманна... Но и всесильный министр ничем не помог.
Есть гипотеза, что за два месяца до своей кончины Карл Густавович Фаберже выехал из Висбадена (Германия) в Швейцарию как раз для того, чтобы хлопотать о получении компенсации за утраченные драгоценности...
Неужели мы так никогда не узнаем тайну саквояжа Фаберже?

Т, Ф. Фаберже, В, В. Скурлов

ПРИМЕЧАНИЕ

Петроградская газета «Северная Коммуна» в номере 160 от 22 ноября 1918 г. сообщала:

«К СВЕДЕНИЮ
От чрезвычайной комиссии
Гатчинская уездная чрезвычайная комиссия по борьбе с контр-революцией и пре­ступлениями по должности предлагает всем властям и пограничным чрезвычайным ко­миссиям принять меры для задержки скрывшегося 18-го ноября с.г. б. инструктора следственной части 2-го участка охраны Сев.-Зап. жел.дор. Б.В.Холодовского, похитивше­го 100 000 руб. народных денег, в случае задержки доставить в Гатчину.
Приметы В.Б.Холодовского: высокого роста, бритый, худое лицо, 24 лет, одет в черные ботинки, черные обмотки, брюки темно-синего цвета, рубаха защитная, шинель синяя с черными пуговицами, папаха серая барашковая, вьющиеся волосы, уроженец Виленской губ. Предлагается другим газетам перепечатать."

Комментариев нет:

Отправить комментарий