вторник, 11 октября 2011 г.

ЮВЕЛИРНЫЕ ИЗДЕЛИЯ С ЖЕМЧУГОМ ВО ВРЕМЕНА КАРЛА ФАБЕРЖЕ


Известный писатель и журналист второй половины XIX века Михаил Ивано­вич Пыляев в своей книге «Драгоценные камни, их свойства, местонахождения и употребления» уделил немало места жемчугу.
Жемчуг считается самым древним украшением русских. В старину в России русский жемчуг называли «скатным», т. е. крутым, катящимся. Вообще же в те годы жемчуг попадался во многих реках земного шара. В Российской империи во времена М. И. Пыляева известны были такие речки в Финляндии, в Олонец­кой губернии, Новгородской и Псковской. В последней во времена Екатери­ны II особенно славилась своим жемчугом одна река в селе Яжельбицах (см. За­писки Державина). Жемчуг попадался и в небольших речках под Петербургом, на Охте, в Вартемяках, в имении гр. П. А. Шувалова и других. На севере России ловили жемчужницу на реках Сюзма, Сама и Повечанка. Добыча жемчуга была наиболее развита в Копе. Попадались жемчужины до 100 руб. ценою, но редко. Сбыт жемчуга был обеспечен всегда. В Российском государственном историческом архиве имеются, к примеру, документы об уплате крестьянину Бокнаволоцкой волости Кемского уезда Антону Липкину в 1882 г. 235 руб. за 3; жемчужину, а крестьянину Тихтозерской волости того же уезда Илье Кондра­тьеву за 20 жемчужин — 165 руб. При этом отмечалось, что еще в 1870 г. крестьяне Кемского уезда представляли для поднесения государыне императ­рице 38 разных жемчужин весом в 43 карата стоимостью в 120 руб. и одн* крупную жемчужину весом в 6 карат стоимостью в 180 руб., в 1872 г. — 70 жемчужин на 400 руб., в 1877 г. — шесть крупных жемчужин весом в 24 карата ценою в 500 руб. В 1882 г. жемчуг оценивал оценщик Кабинета его величества Леопольд Зефтиген (1). Эту покупку для императрицы следует признать очень выгодной, поскольку в те времена жемчуг ценился очень дорого. Так в феврале 1893 года парижскому ювелиру Леопольду Левенштейну было уплачено Каби­нетом его величества за 5 ниток жемчуга (275 жемчужин весом в 757 карат 122210 руб., а в июле 1894 года Александр III подарил принцессе Алисе Гессенской (Александре Федоровне) жемчужное колье из 267 жемчужин весом 797 карат стоимостью 171600 руб. Пожалуй, это самая большая цена в ювелир­ных изделиях тех лет. С ней может сравниться цена жемчужного ожерелья, выполненного к свадьбе великой княгини Ксении Александровны, также пяти ниток в 300 жемчужин с фермуаром, стоимостью в 142579 руб. Работа ювели­ров фирмы «Болин» (2 и 3).
Лучшим жемчугом считался жемчуг ровного розового и синеватого цветов, притом совершенно круглый и блестящий. Крупные, но уродливой формы жемчужины («монстры») большой цены не имели. Известны были также жемчу­жины желтого, черного, стального, серого и коричневого цветов со всевоз­можными оттенками; совершенно черные и блестящие жемчужины ценились очень высоко. Знаменитой жемчужиной некогда владел Филипп П, король испанский. Величина ее была с голубиное яйцо, и весила она 134 карата. Оценена была тогда в 800 тыс. франков, найдена была в Панаме и куплена королем в 1559 г. за 100 тыс. франков. Впоследствии, кажется, эту жемчужину купила за 200 тыс. руб. княгиня Т. В. Юсупова (М. И. Пыляев).
По инвентарной описи французской сокровищницы 1731 г. королевство имело более чем на миллион франков жемчужин, в том числе одну круглую жемчужину в 200 тыс. франков и другую — в форме груши весом в 57 карат. ценимую в 300 тыс. франков. Как пишет М. И. Пыпяев: "Из Парижа недавно сообщали газеты, что графиня Сумарокова-Эпьстон, урожденная княжна Юсу­пова, приобрела там на аукционе коронных бриллиантов „севинье" — украше­ние, осыпанное бриллиантами и ценными жемчугами. Из них одна жемчужина известна под названием „Правительница", величиною с голубиное яйцо, пре­восходной воды и игры. Эта жемчужина, по словам парижан, могла бы считать­ся единственною, если бы не имела соперницею исторически знаменитую жемчужину „Пелегрин", составляющую наследственную драгоценность рода князей Юсуповых». Как отмечала газета "Биржевые ведомости" (СПб, 2 сент. 1913г.): "Ни в одной столице Запада не приходится видеть на светских женщи­нах таких парюр из драгоценных камней и жемчуга, как те, которыми обладают дамы петербургского высшего света. Каскады жемчуга поражают иностран­цев, утверждающих, что нигде в мире не сохранилось в частных руках столько редкого жемчуга, как б России. Вызывают восхищение жемчуга графини М. М. Орловой-Давыдовой, поразительные по величине и безукоризненные по форме. Среди них известно колье из дивных жемчугов величиной с орех. Коллекция княгини 3. Н. Юсуповой — одна из первых в мире: по ценности она уступает только государственным регалиям. Среди них — нитка черного жемчуга — единственное украшение, которое княгиня носила во время тра­ура по старшему сыну. Вдова петербургского губернского предводителя дво­рянства графиня Е. А. Мордвинова, по второму браку Ермолова, — обладатель­ница ниток крупных правильных жемчужин. Между драгоценностями, оставши­мися после умершего егермейстера А. 3. Хитрово, известно ожерелье из десятка рядов крупного жемчуга. А. 3. Хитрово завещал эту вещь своей племян­нице и крестнице, дочери итальянского графа Пандольфини. Знаменитыми жемчугами обладает графиня А. И. Шувалова, урожденная графиня Воронцова-Дашкова. Среди них — великолепная парюра серых жемчужин и кулон крупно­го розового жемчуга. Историческим ожерельем из трех рядов серых жемчужин владела одна из влиятельных женщин царствования императора Александра II — Татьяна Борисовна Потемкина, урожденная княжна Голицына. Она завещала это ожерелье после своей смерти Святогорскому монастырю Харьковской губер­нии, находящемуся в соседстве с бывшим родным имением Потемкиной. Управ­ление монастыря, не понимая ценности вещи, продало ожерелье покойному петербургскому ювелиру Иванову за десять тыс. руб. Ювелир, как говорили в свое время, заработал на этой драгоценности немалую часть своего колоссаль­ного состояния, оставшегося после его смерти».
Между прочим, и М. И. Пыляев упоминает купца 1-й гильдии Александра Дементьевича Иванова "первым ювелиром Петербурга по богатству драгоцен­ных камней». Анализ документов Камерального отделения Кабинета его величе­ства показывает, что именно А. Д. Иванов чаще других продавал Кабинету большие партии жемчужных ниток. Заведующим магазином фирмы -А, Д. Иванов» был оценщик Кабинета ювелир Николай Браун. Его фамилия частенько встречается при оценке вещей наряду с фамилиями придворных ювелиров — Фаберже, Волина, Бутца, Бланка.
И хотя выше были перечислены замечательные украшения с жемчугами представительниц петербургской аристократии,  все же пальму первенства, очевидно, следует отдать жемчужным украшениям, принадлежавшим царской семье. Немалую пепту в создание этих первоклассных изделий вложил великий российский ювелир Карп Густавович Фаберже (1846—1920).  В рекламных объявлениях начала века мы находим предложения московского торгового дома «Карл Фаберже» купить жемчуг от 1000 до 100000 руб., т. е. жемчуга для выполнения различных ювелирных изделий требовалось очень много. Жемчуж­ные ожерелья считались непременным свадебным подарком особам импера­торской фамилии. В 1884 г. великая княжна Елизавета Маврикиевна по случаю бракосочетания получила жемчужное ожерелье из трех рядов с фермуаром из сапфира с бриллиантами в 34569 руб. (пожаловано из запаса Кабинета). В том же году великая княжна Елизавета Федоровна получила свадебный подарок — жемчужное ожерелье из 257 зерен, весом 788 карат, ценою в 63 тыс. руб., а к ожерелью — бриллиантовый фермуар в 12246 руб. (приобретено у ювелира Вальяна). В 1889 г. великой княжне Милице Николаевне пожаловано жемчуж­ное ожерелье из трех рядов (211 зерен, вес 500 кар.) с фермуаром из изумрудов и бриллиантов в 33305 руб. В том же году пожаловано на бракосочетание великой княжне Александре Георгиевне жемчужное ожерелье из пяти рядов (332 зерна, вес 782 кар.) с бриллиантовым фермуаром в 42376 руб. (4).
Необходимо, однако, делать поправку на рост цен на жемчуг. Так, ожере­лье из 229 зерен в 385 кар., купленное в запас Кабинета в 1891 г. и оцененное в 19025 руб., петом 1900 г. было оценено Агафоном Карловичем Фаберже «ввиду общеизвестного факта подорожания жемчуга за последние годы» уже в 27000 руб. К этому ожерелью фирма К. Фаберже выполнила фермуар (сапфир с бриллиантами), и оно было подарено на бракосочетание великой княжне Марии Георгиевне (4).
Через год к свадьбе сестры Николая Н, великой княжны Ольги Александ­ровны, Фаберже выполнил брошь-фермуар из огромной круглой жемчужины запаса Кабинета в 42 30/32 кар., оцененную им в 5000 руб., а с добавлением бриллиантов — в 8762 руб. Причем за 12 бриллиантов (18 19/32 кар.) Фаберже взял 3662 руб., а за работу и 12 роз— 100 руб. (5) (бриллианты огранки «роза»). Как известно, у Николая II и Александры Федоровны было четыре дочери. В том же архиве РГИА имеется любопытное дело (1901—1916), которое полнос­тью называется так: «О приобретении от фирмы ювелира Иванова жемчужного ожерелья в 70000 руб., о порядке представления жемчужин этого ожерелья ко дням рождений и тезоименитств августейших дочерей их императорских вели­честв и ко дням рождения герцогини Гессенской Елизаветы Марии». В марте 1901 года от фирмы Иванова было приобретено 5 ниток жемчужного ожере­лья в 342 зерна весом 574 кар. Императрица Александра Федоровна повелела ежегодно дарить от своего имени дочерям на день рождения и на именины сначала по крупным жемчужинам, а потом мелких по две. В том же году родилась великая княжна Анастасия Николаевна, которой были предназначе­ны жемчуга из четвертой нитки. Из последней, пятой нитки было подарено малолетней герцогине Гессенской только две жемчужины. В 1914 г. в дар от одной иностранной принцессы была получена еще одна нитка жемчуга и юве­лирам Болину и Фаберже было приказано перенизать имеющиеся у великих книжен и в Кабинете нитки жемчуга и добавить новые, что и было сделано. Известно, что дочери последнего русского монарха очень любили свои жемчу­га, и они оставались у них до самого последнего дня в Екатеринбурге, а после их гибели переданы в Гохран.
Пыляев уже в своей книге обращает внимание на проблему подделки жемчуга. Способ искусственной подделки жемчуга был изобретен в XVI столе­тии в Венеции. Но гораздо позднее, именно в 1860 г., француз Жакен, извест­ный ученый монах того времени, улучшил имитацию жемчуга, найдя способ получать жемчужную эссенцию из чешуи рыбы. В те годы уже давно практико­вался следующий простой способ приготовления искусственного жемчуга: соби­рались брюшные чешуйки небольшой рыбки уклейки, которые протирались через тонкое сито. Затем кисточкою наносили на внутренние стенки стеклян­ных бус (на один фунт чешуи стоимостью в 10—12 франков требуется около 4000 уклеек, а из фунта чешуи выходит только 1/4 фунта жемчужной эссен­ции). Для большей связи прибавляется немного рыбьего клея.
В 1870—1890 гг. французский торговый дом «Бургиньон» в Париже довел подражание естественному жемчугу до высшей степени совершенства. Такая имитация называется, по имени изобретателя, бургиньонами и доставляет ему громадный годовой доход. По сведениям, оставленным в 1867 г. для Париж­ской всемирной выставки один Париж изготовляет бургиньонов на сумму 1,2 млн. франков. Известны еще два рода поддельного жемчуга, а именно розовый — турецкий и римский. По обе эти имитации не представляют собою того роскошного вида, как бургиньоны, хотя римский жемчуг в носке очень прочен.
С бургиньонами приходилось встречаться и мастерам фирмы Фаберже. 8 августа 1915 года по доверенности Карла Фаберже его сын Евгений пишет графу Алексею Александровичу Бобринскому: «Ваше сиятельство, сим имею честь известить Вас, что при проверке данной мне Вами жемчужной нитки в 66 зерен оказалось, что между ними шесть бургиньонов, каковые я позволил себе удалить из нитки, длина ее останется достаточной в измененном виде с добав­лением бриллиантов. С истинным уважением...» (6). Отсюда видим, что бурги­ньоны подделывали действительно хорошо, если их смог выявить только опыт­ный мастер.
Рассказ об использовании жемчуга ювелирами фирмы Фаберже был бы неполон, если бы мы не упомянули об императорских пасхальных яйцах, вы­полняемых ежегодно фирмой. Среди них: "Яйцо с видами Абастумани» (1893), •Яйцо с ландышами» (1898), «Пасхальное яйцо зеленой эмали с сибирским поездом, рубином, жемчугами и розами» (1900), «Пасхальное яйцо фиолетовой эмали с петушком и часами» (1900), «Гатчинский дворец» (1901), «Трофеи любви» (1907), «Яхта „Штандарт"» (1909), «Апельсиновое дерево» (1911), «Гризайль» (1914), «Мозаичное яйцо» (1914) и т. д.
В знаменитой копии императорских регалий (в 1/10 величины), выполнен­ной Фаберже к выставке в Париже в 1900 г., использовано 76 жемчужин. Часто употребляется жемчуг, разрезанный на две половинки, для декорировки таких крупных вещей, как часы, рамки, электрические звонки, бонбоньерки и т. д. Из почти 800 вещей, выполненных фирмой Фаберже по заказу императора в 1890—1908 гг. (кроме 1903 г., по материалам дел Камерального отдела Кабинета), почти 40 вещей выполнены с использованием жемчуга (чаще всего это полужемчужины),
В заключение следует еще раз подчеркнуть, что мастера фирмы Фаберже, а также другие придворные ювелиры и поставщики высочайшего двора: Волин, Зефтиген, Бутц, Гаи, Бланк, Иванов — не только успешно продолжали традиции прекрасной русской жемчужной работы, но и внесли свой неповто­римый вклад в это трудное и сложное искусство. Вещи русских ювелиров с использованием жемчуга работы Фаберже и его современников являются укра­шением самых лучших мировых коллекций.

Т. Ф. Фаберже, В. В. Скурлов

ЛИТЕРАТУРА
1.  Российский государственный исторический архив. Ф. 468, оп. 7, д. 36.
2.  Там же. Ф. 468, оп. 13, д. 579.
3.  Там же. Ф. 468, оп. 13, д. 1013.
4.  Там же. Ф. 468, оп. 8, д. 409.
5.  Там же. Ф. 468, оп. 8, д. 402.
6.  Там же. Ф. 468, оп. 1, д. 220.

Комментариев нет:

Отправить комментарий