воскресенье, 9 октября 2011 г.

ЗАГРАНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ


Начало правильно организованной торговли относится ко времени Все­мирной выставки в Париже 1900 года. До этого времени многие наши изделия вывозились за границу, но случайными путями — в виде подарков, покупок, совершенных в России, или через комиссионеров. Из этих работ можно упомя­нуть декоративную вазу, поднесенную князю Бисмарку, большую серебряную братину — подарок абиссинскому негусу Менелику и многочисленные подарки русских императоров иностранным дворам и дипломатам. Успех наших изделий на Парижской выставке давал основания надеяться на сбыт в более широком масштабе, а так как клиентура намечалась главным образом в Лондоне, то решено было открыть отделение там. Главными клиентами были король Эдуард (40) и придворные аристократы. Наши работы приобретали все больший круг покупателей. На это не могли не обратить внимание английские ювелиры и золотых дел мастера и не замедлили принять меры для защиты своих интере­сов. Надо сказать, что ввозных пошлин для этих товаров в Англию не существо­вало, но зато законы о клеймении золота давали возможность широкого истол­кования. За исполнением их очень ревностно следил Союз ювелиров, серебря­ных и золотых дел мастеров. Первое время английские пробирные управления довольствовались проверкой русских пробирных клейм, подвергая вещи ново­му исследованию. Конечно, это нас нисколько не стесняло, тем более что мы намеренно держали пробы немного выше требуемого законом. Но затем под давлением союза (они) стали требовать наложения английских пробирных знаков. Такое требование грозило нашей торговле столь серьезными затрудне­ниями, что фирма, посоветовавшись с английскими юристами, подала жалобу в судебном порядке. Нужно сказать, что это кажущееся невинным требование наложения английских пробирных клейм (знаков) сводилось к тому, что каж­дый предмет, который мы хотели продать в Англии, должен был путешество­вать два раза туда и обратно. Пробирное клеймо накладывается на незакончен­ной работе, так как удар, который сопровождает его наложение, неизбежно искривляет предмет и требует исправления. Кроме того, в эмалевых работах (а они преобладали в наших изделиях) при ударе эмаль неизбежно отскакивает от металла. Таким образом, каждая вещь должна была быть доставлена в Англию в незаконченном виде, затем возвращена в Россию для окончания работы и вновь вывезена для продажи. Но этого мало, так как нельзя было и предвидеть, какие именно вещи будут проданы в Лондоне; для того чтобы иметь достаточный выбор товаров, нужно было подвергнуть этой процедуре все наши работы. Процесс тянулся более года и, как надо было ожидать, кончился не в пользу фирмы. Требования английского пробирного устава остались в силе. Фирма и при таких условиях пыталась продолжать свою деятельность в Лондоне, но скоро убедилась, что это ведет лишь к убыткам. Европейская война довершила дело и ускорила закрытие Лондонского отде­ления.
Лондонский магазин обслуживал не только английскую клиентуру, но слу­жил центром нашей торговли с Францией, Америкой и Дальним Востоком. Представители Лондонского отделения совершали туда поездки, везя товары в эти страны и принимая оттуда заказы, которые затем передавались в Петер­бург. Особенный сбыт имели золотые, эмалевые работы и крупные серебряные изделия. Успех именно этих изделий объясняется высоким техническим совер­шенством нашей ручной работы. Заграничное производство в погоне за деше­визной давно во всех удобных и неудобных случаях заменило ручную работу машинной в явный ущерб прочности, тщательности отделки. Заграничные знатоки не могли не заметить тех качеств, которыми отличалась наша ручная работа, в которой внимательный глаз не оставляет никаких недочетов, никаких изъянов, столь обычных при постепенности механического производства. Со­здалось интересное положение: в то время как Россия наводнялась дешевым заграничный ювелирным и серебряным товаром, мы сбывали за границу более дорогой, но и более совершенный.
Мы могли бы пользоваться таким же успехом с ювелирными работами, если бы получали драгоценные камни из первых источников и в достаточном количестве, как это делали французские и английские капиталисты, а также кое-что изменить в постановке дела. Следить более внимательно за положени­ем рынка и за модой. Изделия, предназначенные для Англии, носили немного иной художественный отпечаток. В них заметны особая простота форм и сдержанность в орнаментации. Особая забота проявляется к техническому совершенству конструкции.
Два раза в год из Лондона отправлялся представитель фирмы на Дальний Восток, главным образом в Индию и Сиам. Сиамская королевская семья и двор были самой значительной клиентурой в этих краях. Наши работы были впер­вые ввезены в Сиам принцем Чулалонгкорном (очевидно, автор имел в виду принца Чакрабона, сына короля Чулалонгкорна. — Ред.-сост.), прожившим.довольно долгое время в Петербурге, где он получил образование в Пажеском корпусе. Вскоре после его возвращения на родину были получены от королев­ской четы разнообразные заказы. В них особенно заметную роль играл резной нефрит и миниатюрные портреты на эмали короля и королевы, оправленные бриллиантами.
Узнав от лиц, посетивших Сиам, что кольца с драгоценными камнями являются там самым распространенным ювелирным украшением, мы при первой же поездке отправили большой выбор колец. К сожалению, никому не пришло на ум, что европейские размеры могут оказаться неподходящими. В действительнос­ти, они оказались настолько велики, что для следующей поездки пришлось изготовить кольца детских размеров, так миниатюрны пальчики сиамских дам.
В Сиаме существует обычай традиционного подарка, каким у нас является пасхальное яичко, но он приурочен к Новому году. Каждый год называется именем какого-нибудь животного, соответствующего новому году. В 1913 году сиамским двором была заказана целая серия вещей и брелоков с изображением свиней.
Среди работ, исполненных для Сиама, многие носят европейский харак­тер, но немало и таких, которые были исполнены в сиамском стиле. В таких случаях мы пользовались рисунками, фотографиями, доставленными оттуда. Сиамский стиль носит следы индусского и китайского влияния, но представля­ет своеобразный интерес и очень мало изучен до сих пор. Орнаментация чрезвычайно богата и отличается большой законченностью деталей, влияние китайского колорита очень заметно.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий