понедельник, 24 октября 2011 г.

«РУССКИЕ САМОЦВЕТЫ»: 1960-1990-е ГОДЫ


В середине шестидесятых годов в стране сложилась сложная социально-экономическая ситуация. Проведенные Н. С. Хрущевым реформы привели к повышению уровня благосостояния, однако производство товаров народного потребления оставалось в зачаточном состоянии. Поэтому правительство уси­ленно искало пути развития этого производства. Открытие коренных место­рождений алмазов в Якутии и промышленное их освоение к этому времени, естественно, привели к решению о создании отечественных предприятий по огранке бриллиантов, а затем и о создании в СССР развитой ювелирной про­мышленности. Вышедшие 31 декабря 1965 г. и 4 января 1966 г. постановления правительства возложили эту задачу на Министерство приборостроения.
Такое решение не было случайным. Минприбор имел опыт огранки полу­драгоценных камней для часов. При производстве часов использовались спла­вы золота и серебра. У Минприбора были налажены хорошие связи с отделами Минторга и оптовыми базами, занимавшимися реализацией товаров народного потребления. Минприбор уделял большое внимание техническому перевоору­жению своих предприятий, а ювелирные предприятия в этом очень нуждались. Будучи в течение многих лет в подчинении Минторга и местной промышленнос­ти, ювелирные заводы технически оснащены были очень слабо, часто оборудо­ванием, произведенным до 1917 г. Располагались они в подвальных, полупод­вальных и других не приспособленных для нормальной работы помещениях. Это были, по сути дела, кустарные мастерские.
Министром приборостроения в то время был К. П. Руднев, до этого — первый заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Гос­комитета по науке и технике. Широкие связи в правительстве, инициатива и настойчивость, хорошее знание прогрессивной технологии позволили ему бы­стро решить вопрос о строительстве новых зданий для ювелирных предпри­ятий при одновременном техническом перевооружении производства. На эти цели были выделены громадные средства. В целом было построено 19 новых и реконструировано около 10 заводов.
Руководство всеми ювелирными предприятиями осуществлялось Главювелирпромом (позднее Союзювелирпромом). Возглавил вновь созданный главк С. А. Селиванкин — опытный специалист, работавший с ювелирными предпри­ятиями в системе Минторга с 1947 г. Главным инженером назначили В. Т. Гриши­на, работавшего до этого на Втором московском часовом заводе и прекрасно знавшего прогрессивную технологию. За связь предприятий с торговлей отве­чала А. Л. Цмель, много лет проработавшая в ювелирной торговле. Проектиро­вание ювелирных предприятий поручили Ленинградскому, Волгоградскому и Ярославскому гипроприборам. Технологическая часть проектов контролирова­лась Всесоюзным научно-исследовательским и проектно-конструкторским инсти­тутом ювелирной промышленности (ВНИИювелирпром). Этот институт был обра­зован в 1966 г. на базе Ленинградской центральной научно-исследовательской лаборатории камней-самоцветов, входившей ранее в состав треста «Русские само­цветы».
ВНИИювелирпром, кроме технологических отделов, занимавшихся новыми сплавами и камнями, литьем по выплавляемым моделям, гальваникой, хими­ческими анализами, автоматизацией и механизацией, имел в своем составе подотраслевые отделы, которые изучали тенденции развития ювелирной моды, спрос на ювелирные изделия, ценообразование, разрабатывали нормативно-технической документацию.
Первым директором ВНИИювелирпрома был С. А. Постников (бывший дирек­тор ЦНИЛКС), затем Н. К. Белоглазов, В. Б. Рыбалко, Ю. П. Комягин, Э. А. Байц. В настоящее время — Б. О. Бахарев.
В результате принятых правительством мер к началу 70-х годов в стране была создана современная ювелирная промышленность. Предприятия перееха­ли в новые здания, производство оснастилось прогрессивным технологичес­ким оборудованием: прессами итальянской фирмы «Марио ди Майо», печами для безокислительного отжига швейцарской фирмы «Соло», установками для литья по выплавляемым моделям немецкой фирмы «Арно Линдер», а также отечественными верстаками ювелира-монтировщика.
Во много раз возрос объем производства ювелирных изделий. Значитель­но расширился ассортимент выпускаемых изделий. Изготовление бриллиантов из якутских алмазов и освоение сплавов белого золота позволило наладить на многих предприятиях выпуск украшений с бриллиантами, при этом большая часть таких изделий продавалась за рубеж, что обеспечивало поступление необходимых валютных средств для приобретения импортного технологичес­кого оборудования. Расширился также выпуск изделий из сплава золота 750-й пробы. Этот сплав имеет желтый цвет, принятый для золота практически во всех зарубежных странах, тогда как на внутреннем рынке пользуется спросом только сплав золота 585-й пробы, имеющий красноватый цвет из-за повышен­ного содержания в нем меди.
Установление тесных контактов с итальянскими ювелирами привело к всплеску моды на украшения с яркими разноцветными эмалями. Непривычный для нашей страны облик приобрели украшения, изготавливаемые методом литья. Эта технология позволяет делать изделия объемными, ажурными, широ­ко применять фактуровку поверхности изделия, придавая золоту загадочное тусклое мерцание. На Бронницком ювелирном заводе было организовано про­изводство цепочек из золота, серебра и полудрагоценных металлов на приобре­тенных за рубежом автоматах.
К моменту образования ювелирной промышленности в Ленинграде функ­ционировали 4 ювелирных предприятия. Самым крупным из них была Ленин­градская ювелирная фабрика, располагавшаяся на территории Гостиного двора и в Мучном переулке. На ней работало около 2000 работников. Эта фабрика производила украшения из золота и серебра, а также посуду из серебра. По сути дела она вобрала в себя традиции всей ювелирной школы дореволюцион­ного Санкт-Петербурга, так как оставшиеся после революции ювелиры в основ­ном работали на этой фабрике. Одной из наиболее значительных заслуг фабри­ки было восстановление производства эмалево-филигранной посуды из сереб­ра. Уникальная технология производства такой посуды была разработана в фирме Фаберже. В конце 1950-х и в начале 1960-х гг. специалисты ювелирной фабрики во главе с главным художником Н. Э. Фогт восстановили эту техноло­гию и усовершенствовали ее. Отдельные технологические переходы теперь выполнялись ювелирами узкой специализации. Такой подход позволил про­изводить посуду в значительном количестве при сохранении высочайшего качества.
При производстве украшений фабрика свято придерживалась основного правила петербургского ювелирного стиля — элегантность и простота.
Вторым предприятием в городе был завод «Русские самоцветы», ведущий свои традиции от Петергофской гранильной фабрики. На заводе при сравни­тельно небольшой численности выпускался разнообразный ассортимент кам­нерезных изделий и украшений из серебра с поделочными камнями и горным хрусталем. Завод располагался на Боровой и Днепропетровской улицах. Камне­резы, используя отечественные камни, делали совершенно особые изделия, соответствовавшие петербургскому стилю. Каждое изделие являлось закончен­ным: ничего нельзя было ни добавить, ни отнять. Цветовое решение отлича­лось элегантностью и очень точным подбором фактуры и рисунка камня. Технологические возможности завода позволяли выпускать плоские изделия, русскую и флорентийскую мозаику, резные камни (камеи) и самые разнообраз­ные вставки для ювелирных изделий, в том числе крашеные.
Третье предприятие — Ленинградский ювелирный завод — было специали­зировано на выпуске изделий из недрагоценных металлов. На заводе производи­ли также для собственных нужд вставки из стекла на линии, закупленной в Чехословакии.
Четвертое предприятие — завод «Ленэмальер», производивший маникюр­ные наборы, зажигалки и различные украшения и значки с эмалью. Однако в дальнейшем завод был выведен из ювелирной промышленности и передан научно-производственному объединению «Буревестник» Минприбора и продол­жал выпускать маникюрные наборы и зажигалки.
В 1970 г. руководство Минприбора приняло решение об объединении трех заводов в один, получивший название «Русские самоцветы». Помещение для нового завода стали строить на Охте, на территории, примыкающей к Ленинградскому ювелирному заводу. Директором завода был назначен по пред­ложению Ленинградской партийной организации А. Б. Соловьев, работавший до этого секретарем парткома Ленинградского оптико-механического завода. Главным инженером — Б. И. Кормушин, директор Ленинградского завода юве­лирных изделий.
В 1971 г. было принято решение о создании Ленинградского произведет военно-технического объединения «Русские самоцветы». В состав ЛПТО вошли завод «Русские самоцветы», ВНИИювепирпром и СКТБ-б. Последнее было созда­но после войны для трудоустройства инвалидов, в 1960-е гг, было подчинено Минприбору и не имело собственной производственной базы. Возглавлял СКТБ-6 С. С, Булега, затем его сменил В. М. Рыков, в настоящее время СКТБ-6 возглавляет Б. И. Горин — один из опытнейших специалистов-ювелиров, начи­навший свою деятельность в 1960-е гг. в отделе механизации и автоматизации ВНИИювелирпрома.
Острая потребность страны в товарах народного потребления привела ЛПТО «Русские самоцветы» к значительному наращиванию объемов производст­ва за счет увеличения численности работников и структурного изменения вы­пускаемого ассортимента. При отсутствии новых корпусов, сроки строительст­ва которых постоянно срывались, резко увеличить объемы выпуска было невозможно. Поэтому руководство Минприбора и Ленинграда стало прибегать к обычному методу — замене руководства. В течение 10 лет сменилось четыре генеральных директора: после А. Б. Соловьева был назначен И. Н. Коробейни­ков, затем А. А. Смирнов, а после него — Б. М. Максимов. Только после назначения генеральным директором И. П. Мельситова в 1982 г. объединение приобрело стабильность руководства.
Создание многотысячного ювелирного предприятия (а в отдельные годы его численность достигала 4300 человек) имело как положительные, так и отрицательные последствия.
К положительным можно отнести появление у объединения значительных финансовых ресурсов, позволявших быстро сосредоточить их на узких местах производства и решать стоящие проблемы. Наличие в арсенале технологов практически всех имеющихся в мире ювелирных технологий и техник позволя­ло расширять ассортимент и гибко изменять его структуру в случае необходи­мости. Значительно проще в большом коллективе решались социальные вопро­сы. Включение в состав объединения института и конструкторского бюро создало возможности для ускорения внедрения новых научных и конструктор­ских разработок в производство. Благодаря работам института завод получил в свое распоряжение новые сплавы золота и серебра, отечественные мате­риалы для питья по выплавляемым моделям, совершенные гальванические процессы для различных покрытий, методики химических анализов, разнообразные ювелирные эмали и приемы их нанесения. В производство были внед­рены новые синтетические камни: гранат, фианит, опалы, выращенный изум­руд и малахит.
Экономические отделы института обеспечивали завод информацией о тен­денциях ювелирной моды, о конъюнктуре внутреннего и зарубежного рынков, ценах, трудовых и материальных нормативах и т. п. В институте работали такие ведущие специалисты как Э. И. Белицкая, И. П. Старченко, О. Б. Кесарев, Ю. А. До­рофеев, Я. Е. Цейтлин, Е. Н. Кондаков и многие другие.
СКТБ-6 совместно с созданным в объединении цехом нестандартного обо­рудования обеспечило разработку, изготовление и внедрение на заводе отече­ственного литейного и гальванического оборудования, станков с ЧПУ для обработки камня, робототехнического комплекса для изготовления обручаль­ных колец и множества других средств автоматизации и механизации. В бюро выросли и стали высококлассными специалистами Ю. А. Майзель, А. Ю. Валге, Б. Г. Канаев, Б. А. Кананович и др.
Однако соединение в руках единого руководства совершенно различных по экономической эффективности и технологической и производственной сложности ювелирных производств не могло не сказаться на ассортименте производимых изделий.
Прежде всего пострадало камнерезное производство. Составляя в объеме производимой продукции менее одного процента, оно стало вырождаться и становиться придатком основного производства. Полностью было прекращено производство украшений из серебра. Медленно, но неуклонно сокращалось производство изделий из недрагоценных металлов.
Основное усилие руководство объединения направляло на выпуск тяжело­весных изделий из золота, в том числе с крупными синтетическими камнями. Самой излюбленной продукцией стали обручальные кольца, объем выпуска которых в отдельные годы составлял около 60%, а в их производстве занято было всего около 2% работающих. И только принципиальная позиция, заня­тая в вопросе ассортимента главным художником С. М. Березовской, не позво­лила довести эти тенденции до гибели т. н. неэффективных ассортиментных групп.
Отрезвляющими оказались 1981-1982 гг., когда правительство в течение полутора лет 4 раза подняло цены на ювелирные изделия. Население отреаги­ровало на это резким снижением покупок и прежде всего тяжеловесных и безвкусных изделий. Объединению пришлось сконцентрировать весь свой творческий и производственный потенциал для того, чтобы вернуть утрачен­ные позиции. Из ассортимента исчезли все «неходовые» изделия, были разрабо­таны новые легковесные изделия с мелкими камнями и без камней. Вес изделий сократился в два раза, а количество выпускаемых изделий возросло в полтора раза при сохранении численности работающих. Возобновился выпуск украше­ний из серебра.
Одновременно вспомнили о разнообразии продукции дореволюционных ювелиров и прежде всего фирмы Карла Фаберже. По инициативе сотрудников института — К. Я. Городинского, Б. М. Зотова и Б. Б. Вовнобоя — было освоено производство изделий камнерезной пластики, вызвавших громадный интерес не только внутри страны, но и за рубежом. Большое количество этих фигурок было продано в разные страны, в том числе четыре изделия через аукцион «Сотбис». А по предложению Д. М. Гуревича и Б. П. Заштовт была успешно освоена техника рисунка эмалевыми красками.
В результате в ассортименте предприятия появилось большое количество разнообразных эмалевых предметов: портретов, рисунков кораблей, пейза­жей, культовых изделий в металлических и каменных рамках. Была освоена технология изготовления изделий с гильошированной поверхностью и прозрачной эмалью.
На предприятии было налажено производство цепочек с разнообразными видами декоративной обработки. Только на «Русских самоцветах» выпускаются штампованные цепочки из полосы, пользующиеся повышенным спросом.
Активное участие в этих работах приняли А. Н. Константинов, С. А. Алек­сандров, Б. А. Касьян, А. Н. Горбунов, Б. Е. Файнберг и многие другие.
Акционерное общество «Русские самоцветы» было создано на базе прежнего производственного объединения в конце 1993 г. Первое собрание акционеров прошло в марте 1994 г. Президентом акционерного общества был избран Иван Павлович Мельситов.
АО «Русские самоцветы» создало совместные предприятия с ювелирами Италии, Израиля, Бельгии. Это позволило расширить ассортимент выпускаемой продукции. Освоен один из сложнейших технологических процессов — огран­ка бриллиантов. Акционерное общество имеет 8 фирменных магазинов в раз­ных городах России и в Таллинне.
В 1995 г. АО «Русские самоцветы» награждено престижной международ­ной наградой «Факелом Бирмингема» — «За выживание и развитие в условиях социально-экономического кризиса». В 1997 г. акционерное общество празд­нует свой «бриллиантовый» юбилей — 75-летие со дня основания треста «Русские самоцветы». К своему юбилею петербургские ювелиры подходят в ореоле заслуженной славы признанных лидеров российского ювелирного про­изводства.

Ю. П. Комягин 

Комментариев нет:

Отправить комментарий