вторник, 11 октября 2011 г.

ФАБЕРЖЕ И ПРИДВОРНЫЕ ЮВЕЛИРЫ РОССИИ


ФАБЕРЖЕ И ПРИДВОРНЫЕ ЮВЕЛИРЫ РОССИИ

Во многих монархических странах Европы и мира второй половины XIX — начала XX века самым почетным званием среди ювелиров было звание «при­дворного ювелира» (вариант: «придворный фабрикант»). В России существова­ли такие звания, как «придворный банкир», «придворный пекарь», «придворный сапожник», «придворный фармацевт» и даже «придворный мозольный опера­тор», но специальной процедуры присвоения подобных званий в архивах обна­ружить не удалось. Не случайно, звание «Придворного ювелира» Карл Фаберже получил в 1910 г. по просьбе своих сыновей, после того как семья Фаберже узнала, что звание «поставщика двора его императорского величества», кото­рое Карл Фаберже и его фирма получили 1 мая 1885 года, не соответствует званию «придворного ювелира». Между тем уже до 1910 г. на фирменных счетах Фаберже упоминается звание «придворный ювелир».
По этому поводу в 1910г. были подняты архивные документы Министерст­ва императорского двора, из коих выяснилось, что особых правил, регламенти­рующих получения звания «придворного ювелира», в канцелярии не имеется. Было найдено, что в 1839 г. вдова ювелира Яна (дочь придворного ювелира Ремплера) и муж ее сестры (также дочери ювелира Ремплера) ювелир Болнн подали императрице Александре Федоровне, супруге Николая I, прошения на присвоение звания «придворного ювелира». В докладе министру императорского двора было обращено внимание на то, что оценщики Кабинета его величества ювелиры Яннаш и Кеммерер, состоя в Кабинете на штатных должностях, первый — с 1802 г., а второй — с 1835 г. выполняют заказы императрицы и великих княжен с не меньшим искусством и тщанием, а следовательно, имеют большие права на звание «придворных ювелиров».
В итоге звание «придворных ювелиров» было в том же 1839 г. присвоено Яннашу, Кеммереру, вдове ювелира Яна — Софии Ян и зятю ее Болину (1). До 1866 г. звание «придворных поставщиков» присваивалось без каких-либо пред­варительных условий, по просьбам лиц, поставляющих свои изделия не только высочайшему двору, но и великокняжеским дворам. Было разъяснено, что претенденты на звание придворного поставщика должны поставлять какие-либо предметы или выполнять какие-либо работы для императорского двора в тече­ние 8—10 лет сряду, причем звание это не может переходить по наследству или вообще от одного лица к другому. Состоящие при Кабинете е. и. в. оценщиками драгоценных вещей, часов, механических изделий и мягкой рухляди, по назна­чении их на должность получают право иметь на вывеске своих магазинов изображение Государственного герба, каковым правом упомянутые лица поль­зуются во все время состояния их оценщиками Кабинета. В первой половине XIX века звание «оценщик Кабинета» было штатным. Оценщиков было два человека, годовое жалование составляло 800 руб. серебром. Но уже во второй половине XIX века эта должность стала неоплачиваемой, хотя количество оценщи­ков было увеличено до трех. К. Фаберже получил звание «оценщика Кабинета» только в 1890 г., после смерти оценщика Леопольда Зефтигена. Обязанностью оценщиков являлась также чистка окладов икон в придворных церквах, помимо оценки приобретаемых для Кабинета вещей, за что, впрочем, они получали, очевидно, разовые гонорары. Судя по документам, из ответов каждого из оценщиков выводилась средняя цена, по которой и приобреталось изделие.
В 1881 г. высочайше было повелено присвоить звание «поставщиков высочайшего двора» поставщикам двора государя-наследника (ставшего в связи со смертью императора Александра II царствующим императором Алек­сандром III). Так стали поставщиками двора фирмы П. А. Овчинникова «Алек­сандр» и др. Право употребления Государственного герба на вывесках и издели­ях еще ранее было предоставлено поставщикам высочайшего двора, а постав­щикам великих князей и великих княжен разрешалось употребление вензелевых изображений имен их императорских высочеств.
Ювелирных фирм и мастерских, имевших право изображения Государст­венного герба Российской империи или вензель великих князей, — не так много. Однако, как это ни странно, не все они известны специалистам, а некоторые ювелиры и фирмы не имеют даже атрибутированных клейм. В то же время известно, что некоторые почтенные ювелирные фирмы и мастера по­ставляли свои изделия к высочайшему двору достаточно долго и в большом объеме, но так и не были удостоены искомого звания «придворного поставщи­ка» (фирмы А. Тилландера, И. Маршака и др.) Может быть, они не смогли преодолеть временного ценза поставки (8—10 лет подряд).
Самой примечательной ювелирной семьей в Петербурге XIX века, по наше­му мнению, является семейный клан Болинов. Отец жены придворного ювели­ра Карла Болина — Андрей Григорьев сын Ремплер, санкт-петербургский купец 3-й гильдии, ювелир, пишет в 1823 г. прошение: «Известился я, что при Кабине­те Вашего Императорского Величества есть вакансия ювелира; а как я, имея познания в драгоценных камнях, делать им по достоинству их оценку и произ­водить работу бриллиантовых и золотых вещей, желаю вступить в службу в Кабинет Вашего Величества» (2). Ремплер заступил на должность вместо умер­шего 9 марта 1823 года ювелира Мерца на жалование 800 руб. в год. Вторым штатным ювелиром был Яннаш, умерший в декабре 1852 года. Андрей Ремплер умер 26 апреля 1829 года, и на его место был определен его зять, ювелир Ян. После смерти Яна в 1834 г. дело продолжала его вдова вместе с братом мужа своей сестры, другим зятем Ремплера, ювелиром Карлом Болином.
Источником информации о поставщиках высочайшего двора являются документы Камерального отделения (управления) Кабинета е. и. в., в частности, т. н. «Книги о вещах». В одной из таких книг охвачен период 1870—1880 гг. Из этой книги мы узнаем интересные подробности об уже известных нам ювели­рах. Например, о том, что фирма Сазикова также делала ордена (1875 г.: орден Св. Александра Невского за 4288 руб.), узнаем новые фамилии: ювелир Блюм (сделал орден в 1875 г. за 3715 руб.), купец Гальтенгоф, владевший затем предприятием «Арнд» (также ордена). Много орденов делали в те годы ювелиры Болин и Бутц, а фрейлинские знаки — фирма «Никольс и Плинке» и ювелир Колковский, а также потомственный почетный гражданин Моисеев, ювелир Карл Иогансен, фирма Сазикова. Панагии (17 штук) выполняли фирмы Болина, Кенбепя, Сазикова. Кресты наперсные — фирма Овчинникова, в том числе один по цене очень большой для тех времен: 1973 руб. Табакерки — самая дорогая продукция — делали ювелиры Зефтиген, Бутц, Болин, фирма «Никольс и Плинке», Кейбель, Брейтфус. Портреты-миниатюры для этих табакерок вы­полнялись проф. Рокштулем. Сабли выполняли Кейбель и фирма «Шаф и сыно­вья». В том же журнале мы встречаем и фамилию Фаберже. В 1874 г. Фаберже поставил Кабинету е. и. в. 8 перстней с бриллиантами и другими камнями на сумму 1657 руб. На следующий год он же поставил уже 22 перстня на сумму 4968 руб., в 1876 г. — 5 перстней на сумму 1992 руб. Предметы «от Фаберже» дарились в качестве «высочайших подарков» прислуге различных принцев и королей, посещавших Петербург, начальницам гимназий и другим лицам подоб­ного уровня. До подарков высочайшим особам фирма Фаберже в 1870-е гг. еще не выросла.
На основании «Книг ассигновок» (то есть оплаты) Кабинета е.и.в. можно определить стоимость поставленных высочайшему двору вещей. Нами была выполнена выборка сумм поставки за 1883—1894 гг. (точнее по 1894 г. — с 1 января по 24 октября).

Таблица 1

Суммы выплат по Кабинету е. и. в. ювелирам Фаберже, Генрихсену и Марголину в 1883—1894 гг. (в рублях серебром)


Год
Ювелиры
Фаберже
Генрнхсен
Марголин
1883
3833


1884
4742
5682

1885
9073
8039

1886
9406
6334

1887
6900
22175
13679
1888
19378
43859
67457
1889
12334
33438
63202
1890
41907
26243
93157
1891
39181
23123
69731
1892
16035
24868
56028
1893
12930
13112
57450
1894
171208
7ООО
26969

Как видно из таблицы 1, за 8 лет поставки (1887—1894) купец 1-й гильдии Марголин поставил Кабинету драгоценных камней на сумму почти 447 тыс. руб­лей, поставщик столового серебра и прочих серебряных вещей Генрихсен за 11 лет поставил двору изделий на сумму 211 тыс. руб., а Фаберже за 12 лет — на сумму 353 тыс. руб. Правда, в последней сумме 166,5 тыс. руб. — это жем­чужное ожерелье с бриллиантами (фермуар с бриллиантами), выполненное 25 июня 1894 года по заказу Александра III в подарок высоконареченной невесте Алисе Гессенской, будущей императрице Александре Федоровне.
Знаки ордена Св. Александра Невского — 40, в том числе Бланк — 17, Ган и Фаберже — по одному.
Знаки ордена Белого Орла — 2, оба Бланка.
Знаки ордена Св. Анны 1-й степени — 4, из них Бланк — 3, Ган — 1. Знаки ордена Св. Анны 2-й степени — 23, из них Бланк — 21, Ган — 1. Знаки ордена Св. Станислава 2-й степени — 2, в том числе Бутц — 1. Знаки ордена Св. Екатерины 1 -и степени — 5, из них Болин — 3, Бланк — 1, Фаберже — 1 (этот орден был вручен в 1916 г. японской императрице; стои­мость 3700 руб.).
Статс-дамские знаки двойные (с двумя портретами) — 4, все работы Блан­ка, на сумму 20 400 руб.
Фрейлинские знаки одиночные (с одной буквой) — 4, из них Болин — 1.
Фрейлинские знаки двойные ("МА») — 16, из них Бланк — 15.
Медали — 6 штук.
Посохи — 1. Выполнен Зефтигеном в 1882 г., стоимостью 6462 руб., с
бриллиантами и драгоценными камнями.
Панагии — 6, из них Болин, Ган, Оловянишников и Бланк — по одной торговый дом И. Е. Морозова — 2.
Митры и клобуки — 26, все работы Жевержеева.
Кресты на клобуки и кресты на митры — 6, в том числе Бланк — 3, Ган — 2.
Кресты наперсные с драгоценными камнями — 55, из них торговый дом И. Е. Морозова— 15, Бланк— 10, Фаберже — 4 (1901—1903), Жевержеев — 3, Ган и Оловянишников — по 2, Кехпи — 1.
Кресты наперсные золотые, без украшений — 198, из них торговый дом И. Е. Морозова — 144, Бланк — 50, Ган — 3.
Образа — 50, из них: для панагии, написанный по финифти Телпос (Телис-сом), образ за 15 руб. выполнен в 1872 г., 2 иконы, исполненные проф. Васне­цовым в 1895 г. (на сумму 600 руб.). Б Троице-Сергиевской лавре исполнены 2 образа (по 10 руб. каждый). Художником Блазновым (работавшим для фирмы Фаберже) в 1896 г. выполнено 3 образа, художником Эйснером — 3 образа. Мастером золотых дел Кейбелем выполнено 2 оклада. 5 икон исполнил худож­ник Платонов (Феодрровской Божьей Матери), стоимостью 75 руб. каждая, все в окладах фирмы Фаберже. Придворным иконописцем Б. П. Гурьяновым (Мос­ква) выполнено 3 образа. Им же выполнено 9 икон (живопись + оклад + футляр), а Гурьяновым вместе с Фаберже (оклад от Фаберже) — 2 иконы. Фабрика Смирнова (образ + оклад) исполнила 12 икон, торговый дом И. Е. Мо­розова — 2. Общество поощрения художеств — 1 образ.
За период царствования Александра III (1881—1894} было пожаловано высочайших подарков из Кабинета е. и. в. 10 387 шт. на сумму 179 387 руб. Из НИХ:

1.  Официальных подарков — 415.
2.  Статс-дамских и фрейлинских знаков — 202.
3.  Предметов культа — 369.
4. Табакерок, перстней, диадем, ожерелий, фермуаров, серег, булавок, портсигаров, запонок, медалей, украшенных бриллиантами, и прочее — 9401.

В таблице 2 показана стоимость подарков из кабинета е. и. в. и их коли­чество по годам царствования Николая II.

Таблица 2

Количество и стоимость пожалованных драгоценных вещей
в период царствования Николая II (из годовых отчетов Камерального отделения Кабинета е. и. в.)

Год
Количество
На сумму,
руб.
Из них: членам императ. фамилии, руб.
1894 (с 20 окт. по дек.)


190275
1895


285449
1896
2889
867758
77251
1897
1589
384201
50153
1898
1208
315705

1899


39705
1900


473ОО
1901
2814
ЗЭ7572
145441
1902
1941
465764
149456
1903
3656
459931
5656
1904
3800
640728
10660
1905
1931
361322
3940
1906
1674
337868
3085
1907
1394
249537
7484
1908
1747
366356
44234
1909
1508
271803
8750
1910
351
514200

1911
2326
533582
16492
1912

555543
1250
1913

774687

1914

549620
43840
1915

339569
10585

(На этом кончаются архивные данные; подсчет производил в 1919 г Д. Б. Юферов по заданию акад. А. Е. Ферсмана для книги Ферсмана «Самоцветы в России». — Ред.-сост.).

Как видно из таблицы 2, в среднем за год вручалось около 2000 высочай­ших подарков на сумму около 500 тыс. руб., то есть средняя стоимость одного подарка составляла 250 руб. На наибольшую сумму подарков было вручено в 1896 г. — по случаю высочайшего коронования и в 1913 г. — по случаю 300-летия Дома Романовых.
Наиболее крупные подарки (по сумме): в декабре 1894 года подарена императрице Александре Федоровне парюра с рубинами (диадема, брошь, оже­релье и серьги) стоимостью 190295 руб. Несколько раньше, в июле того же года, подарено Александром III невесте сына, принцессе Алисе Гессенской, жем­чужное колье из 267 жемчугов, весом 797 карат и стоимостью 171600 руб.
В 1895 г. императрице Александре Федоровне подарены бриллиантовый франж стоимостью 32205 руб. и парюра с сапфирами (диадема, брошь, ожере­лье и серьги) стоимостью 212244 руб.
В 1896 г. заготовлено подарочных вещей для высочайших пожалований по случаю коронации на сумму 729431 руб. 57 коп. и сделана корона императ­рице Александре Федоровне стоимостью 762ОО руб.
Число пожалований на коронации Александра III и Марии Федоровны в 1883 г. составляло 2860, а на коронации Николая II и Александры Федоровны в 1896г. — 1091.
Заведущий Камеральным отделением Сипягин отмечал, что «ошибочно в отчете Министерства императорского двора по устройству коронования 1896 г. указывалось, что корона его величества исправлялась. Она осталась совсем нетронутой и была лишь вымыта и вычищена перед вшитием в нее новой бархатной шапочки по мерке головы его величества. По преданиям, слышанным Сипягиным от нескольких здешних ювелиров, корону эту работал не Дюваль, как в отчете сказано, а Пубье в конце царствования императрицы Екатерины II, и была изготовлена она окончательно уже по кончине императри­цы» (6).
Чтобы понять, какого рода подарки делались из Кабинета е. и. в., приве­дем пример подарочного перечня генерал-лейтенанта Аничкова (7):

Год
Изделие
Цена
Поставщик
1884
Чайный прибор

Грачев
1885
Портфель и столовый прибор

Грачев
1886
6 стаканов

Грачев
1887
Пладеменаж
130 р.
Грачев
1888
1/2 дюжины столового, десертного и чайного серебра

Грачев
1889
Курительный прибор
100 р.
Грачев
1890
Портсигар
50 р.
Грачев

Чернильница
40 р.
Барбуртон

Портфель
7 р.
Бейдле

1891
Запонки


1892
Запонки

Буре
1895
Золотые часы
120 р.
Петерсен

Кожаный портсигар
9 р. 50 коп.
Грачев
1896
Серебряный кофейник
185 р.
Грачев
1897
Серебряная чернильница
125 р.
Аксенов

Серебряный подсвечник
35 р.
Фадеев

Рамка
7 р.
Морозов
1898
Серебряный чайник на конфорке
155 р.
Петерсен

Бювар
10 р.
Морозов
1899
Золотой портсигар
175 р.
Петерсен

Блок-телеграмма
15 р.
Буре
1901
Дамские эмалевые часы
180 р.
Петерсен

Кожаный блок-телеграмма
22 р.
Фаберже
1902
Бриллиантовая брошь
175 р.
Легоньков

Альбом


1903
Карманные золотые часы
140 р.
Буре

и золотая цепочка
60 р.
Ниссен

Портсигар
5 р. 25 коп.

1904
Подвеска с сапфирами и брил­лиантами на золотой цепочке
260 р.
Болин

Рамка
5 р. 25 р.
Легоньков
1905
Дамское кольцо
200 р.
Фаберже

Блок-телеграмма
22 р.
Петерсен
1906
Браслет
210 р.
Болин

Рамка
5 р. 25 р.
«Александр»
1907
Подвеска с сапфиром и бриллиантами
200 р.
Фаберже

Рамка
4 р.
«Александр»
1908
Золотой браслет с сапфирами и бриллиантами
135 р.
Бок

Запонки
100 р.
Бок
1909
Кулон с сапфирами и бриллиантами
230 р.
Бок
1910
Черепаховые шпильки с бриллиантами
200 р.
Морозов

Рамка
16 р.
Петерсен
1911
Бриллиантовое кольцо
230 р.
Фаберже
1912
Серебряный рыбный прибор
280 р.
Морозов
1913
Золотая сумочка
350 р.
Морозов
1914
Вазы Императорского фарфорового завода



Серебряная рамка с группою их императорских с августейшими детьми


1915
Ваза Императорского фарфорового завода


                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            
Приведенный список интересен тем, что здесь представлены крупнейшие ювелирные и золото-серебряные фирмы и магазины Петербурга: «Бр. Грачевы, «Фаберже», «Болин», «Бок», «И. Е. Морозов», «Варбуртон», «Аксенов», «Александр». Но не следует думать, что все получали императорские подарки каждый год, как генерал-лейтенант Аничков. Это скорее исключение из правил. Некоторые заслуженные люди за всю жизнь получали только по одному подарку. Так, в 1910 г. были удостоены высочайших подарков из Кабинета е.и.в. Евгений и Агафон Карловичи Фаберже, причем Агафон выбрал лично на Императорском фарфоровом заводе вазу «Клементис» мастера Даладугина, а Евгению был вру­чен брелок с Государственным гербом, выполненный мастерской Э. Кортмана («сапожнику подарили сапоги»). В связи с начавшейся войной в 1915 г. почти все награжденные от Кабинета получили в качестве подарка икону в серебря­ной ризе с романовским орлом, выполненную фирмой Оловянишникова, так было дешевле разместить заказ в одной фирме, а в 1916г. почти все награж­денные получили «Описание Феодоровского Государева собора», роскошное издание, стоимостью в зависимости от ценности оклада в 45, 55, 60 руб. от фирмы «Левенсон». Б большинстве своем подарочные вещи от Кабинета е. и. в. выполнялись фирмами И. Е. Морозова, братьев Грачевых, Павла Буре. Доста­точно часто представлен и Фаберже. Особенно были популярны в качестве подарка серебряные наборы, состоящие из столовой ложки, вилки, ножа и чайной ложки, украшенные Государственным гербом. Такой набор «от Фабер­же» стоил 35 руб. «от Бр. Грачевых» — 24 руб. Общее правило запрещало выполнять изделия с Государственным гербом, кроме как для Кабинета е. и. в.
Позволим себе остановиться на одном спорном вопросе в истории русско­го золотого и серебряного дела. В имеющейся литературе последовательно проводится мысль о различиях московской и петербургской школ ювелирного искусства, школ золотого и серебряного дела.
Анализ истории ведущих ювелирных фирм России второй половины XIX — начала XX века позволяет говорить о другой, противоположной тенденции — сближения двух направлений, интеграции, взаимообогащения и взаимовлия­ния. В России в те годы существовали только два высших художественно-про­мышленных учебных заведения: Строгановское училище в Москве и Училище барона Штиглица в Петербурге. По если питомцев Строгановского училища мы действительно нечасто увидим работающими на петербургских ювелирных и золото-серебряных предприятиях, то, наоборот, выпускники Училища барона Штиглица часто работали в Москве. Так, из 11 художников фирмы Фаберже в Москве четверо обучались в Петербурге, в Училище барона Штиглица, в том числе переехавший в 1908 г. в связи с женитьбой в Москву главный серебряник Московского отделения художник И. И. Либерг, бывшие «штигличане» П. Ше-вердяев, П. Пест, Н. Борисов. Учились в Академии художеств в Петербурге художники П. Балашев и С. Андрианов. Один из директоров Московского отде­ления фирмы — Александр Карлович Фаберже, заведывавший, скорее всего, художественной стороной дела, обучался четыре года в Училище Штиглица. Анализ учебных программ Училища Штиглица показывает сколь много времени уделялось изучению древне-, старо- и новорусского стилей. Это же доказывают и многочисленные учебные работы учеников-штигличан в русском стиле. Нет оснований говорить о том, что петербуржцы владели русский стилем хуже строгановцев. Можно также отметить, что первые 10 лет ювелирное отделение в Москве возглавлял петербургский мастер Кнут-Оскар Пипь. В Москве с 1912г. имел мастерскую и квартиру скульптор Петербургского отделения Б. О. Фред-ман-Клюзель. Нельзя назвать москвичом скульптора Московского отделения фирмы П. И. Чешуина (псевдоним Таежный), питомца Екатеринбургского худо­жественно-промышленного училища. Екатеринбургское училище было филиа­лом Училища бар. Штиглица, и обучался Таежный у приехавших туда петер­буржцев А. П. Парамонова и Ф, Грюнберга (Зальканса).
Верно то, что среди учеников Петербургского училища бар. Штиглица было много прибалтийцев и русских немцев, в то время как в Москве подавляю­щее большинство учеников были русскими. Но сам факт этот ничего не обу­словливает.
Крупнейшие ювелирные фирмы Петербурга имели свои филиалы в Мос­кве, по числу рабочих даже превосходившие основные предприятия в северной столице. Помимо фирмы Фаберже, основное серебряное производство в Москве имела другая знаменитая фирма придворных ювелиров "К. Э. Болин". Управля­ющим московской фабрикой фирмы «Болин» в 1915 г. был X. Теппонен, сын петербургского ювелира. Если бы не случилось Октябрьского переворота 1917 г., то мы могли бы наблюдать слияние фирм Фаберже и Болина. Дом и участок, на котором размещалась московская серебряная фабрика фирмы «Болин» б 1913г. перешли присяжному поверенному В. С. Аверкиеву, который в мае 1916 г. вошел в состав директората вновь образованного товарищества «К. Фаберже».
Еще с 1840-х гг. в Петербурге существовало отделение фирмы Сазикова. Б столице функционировали магазины ведущих московских фирм: Оловянишни-кова, Овчинникова (с небольшой мастерской), Сапожникова (не только парча, но и церковная утварь), Хлебникова. И наоборот, в конце XIX века в Москве появляются магазины петербургских ювелиров: Карла Бока, Яна Реймана (бо­гемские гранаты), X. Линдроза, М. Соркина, магазины часовщиков Павла Буре и Генриха Мозера и другие.
И наконец, еще один любопытный момент в биографии ведущих ювелир­ных фирм обеих столиц. Это переход рабочих, мастеров и художников из одной фирмы в другую не только в пределах одного города, что неудивительно но и миграция из одного города в другой. Из статистических материалов описываемого периода известно, что заработная плата ювелиров в Москве была на 20 % ниже, чем в Петербурге, что делало выгодным размещение е Москве трудоемких серебряных производств. Кроме того, в Москве было много собственных серебряных фабрик и мастерских, поэтому не составляло труда найти рабочих подходящей квалификации.
После распада фирмы Сазиковых на рубеже 1886—1887 гг., ее предпри­ятия и магазин в Москве и Петербурге перешли фирме Хлебниковых. Было бы  интересно проанализировать, как сказалось такое слияние на продукцию фирмы Хлебникова, какие традиции фирмы Сазикова она взяла на вооруже­ние. Но это вопрос другого исследования. Отметим, что доверенный фирмы Сазиковых в Петербурге купец 2-й гильдии Николай Михайлович Рахманов стал работать на фирму Хлебникова в том же качестве. В преддверии нового века Н. М. Рахманов работает уже самостоятельно золотых дел мастером, а затем переходит на службу в фирму Карла Фаберже и в 1910-х гг., будучи уже в почтенном возрасте, являясь пенсионером фирмы Фаберже, работает здесь в качестве консультанта.
Для фирмы Фаберже выполнял разовые заказы известный петербургский скульптор акад. Роман Робертович Бах (автор памятника А. С. Пушкину в Цар­ском Селе). Отец его, также академик, Р. И. Бах в свое время (конец 1850-х гг) был заведующим бронзоволитейной и серебряной фабрикой фирмы «Никольс и Плинке». Магазин Сазиковых в Петербурге размещался по адресу: Б. Морская ул., дом 29. Еще в 1910-х гг. здесь проживал присяжный поверенный Павел Валентинович Сазиков. В этом же доме после 1900 г. размещался петербургский магазин московской фирмы П. А. Овчинникова (затем М. П. Овчинникова). Мага­зин реквизирован у владельцев в 1918 г.
Вообще в Петербурге есть дома и улицы, на которых постоянно проживали ювелиры, мастера золотых и серебряных дел. Помещения переходили от одно­го ювелира к другому («магия места»). Такими домами можно назвать дома по Большой Морской: № 11, № 24 — дом Фаберже, а когда-то дом ювелира Адора, № 29 — Сазиковы, затем Овчинников, № 35 и № 9 — Карл Бок, а ранее «Англий­ский магазин фирмы «Ннкольс и Плинке». В доме 28 размещались мастерская и магазин А. Тилландера, в доме 10 — мастерские и магазин придворных ювели­ров Болинов. В доме 16 — ювелиры Зефтиген, Луи Гериа, а до 1900 года — Карл Фаберже. В доме по Гороховой улице, 33, размещалось очень много мастеров-ювелиров и эмальеров (в частности эмальер Василий Бойцов). Здесь же была контора и магазин А. Ф. Котлера «Драгоценные камни и ювелирные инструменты». В доме 32/34 по Невскому проспекту размещались магазины и мастерские братьев Грачевых, Эдуарда Кортмана, Вальяна (затем О. Рейхарда), Александра Дементьевича Иванова. По Казанской улице трудно указать дом, где не проживали бы ювелиры. Следует отметить, что это была одна из улиц с большим процентом финского населения. Очень много мастерских было в огромном доме № 2 по Спасскому переулку, около Сенной площади. Интерес­ный адрес: дом 65 по Екатерининскому каналу. Этот дом принадлежал сестре Карла Фаберже, вдове перчаточного мастера купчихе Кошке и ее детям. Здесь жил и работал главный серебряник фирмы Фаберже Исаак Раппопорт, жил Иван Либерг, художник фирмы.
По Большой Зелениной улице в доме 23 работал эмальер фирмы Александр Петров, а в доме 33 по той же улице была мастерская золотых дел мастера Кейбеля.
Если говорить о москвичах, то можно вспомнить следующие примеры взаимопереходов. Орест Курлюков в 1878-1879 гг. входил в состав правления торгового дома «И. И. Хлебников с сыновьями». Один из сыновей Густава Клингерта работал бухгалтером в Московском отделении фирмы Фаберже. Сотруд­ники Московского отделения фирмы Фаберже Джулио Гверриери и Алексей Лемкуль выступили в 1912 г. учредителями торгового дома «Федор Антонович Лорие». Магазин «Ф. А. Лорие» помещался через стену с магазином фирмы Фа­берже по улице Кузнецкий мост. Вполне возможно, что уже ранее 1912 г. фирма Фаберже контролировала производство и сбыт фирмы Лорие и опреде­ляла ее ассортиментную политику. Во всяком случае, уровень серебряных вещей фирмы «Лорие» позволяет об этом говорить. В свою очередь на фирму «Лорие» работал Егор (Георгий) Черятов, имевший в 1910-х гг. собственную фабрику с немалым количеством рабочих — более 30.
Вернемся в Петербург. Здесь помощник оценщика Кабинета его величест­ва, ювелир Осип Колковский работал долгое время на фирму «Никольс к Плинке», затем был главным ювелиром фирмы Сазикова и проживал в доме Сазиковых по Большой Морской улице, 29.
Скульптор фирмы Фаберже Артемий Обер вместе с Евгением Александро­вичем Лансере в 1870—1880-х гг. плодотворно работали для фирм Овчинникова и Сазикова, изготовлял модели серебряных фигур, а скульптор фирмы Фабеже Георгий Малышев лепил восковые модели для знаменитой серии А. К. Дени­сова-Уральского «Воюющие державы» (1916). Следует, впрочем, отметить, что для художников фирмы Фаберже подобные переходы к конкурирующим фир­мам были не характерны. Очевидно, Карл Фаберже, нанимая художников в штат, оговаривал обязательство: не работать для других фирм. Фирма Фаберже несла большие издержки по содержанию штата собственных художников, другие фирмы часто использовали идеи Фаберже безвозмездно. Правовая за­щита идей стояла на очень низком уровне. Во всей России в середине 1890-х гг. было обеспечено правовой охраной не более 500 рисунков декоративно-при­кладного искусства. Поэтому конкуренты фирмы Фаберже жадно присматрива­лись к новинкам фирмы, появлявшимся на прилавках магазина Фаберже. Можно только удивляться, как в таких условиях Фаберже побивал своих конку­рентов. Очевидно, помимо непревзойденного качества исполнения ювелирных вещей, нужно было «выдавать» все новые и новые идеи и не почивать на лаврах. Это удавалось Фаберже с блеском.
Т. Ф. Фаберже, В. В. Скурлов

ЛИТЕРАТУРА
1.   Российский государственный исторический архив. Ф. 472, оп. 43, д. 130.
2.  Там же. Ф. 468, оп. 2, д. 191. 5.  Там же. Ф. 468, оп. 6, д. 288.
4.  Там же. Ф. 468, оп. 43, д. 1000.
5.  Там же. Ф. 468, оп. 43, д. 1001.
6.  Архив Российской академии наук. Ф. 54, оп. 7, д. 58.
7.   РГИА. Ф. 468, оп. 43, д. 998.



Комментариев нет:

Отправить комментарий