вторник, 25 октября 2011 г.

ХУДОЖНИКИ И ВЕДУЩИЕ МАСТЕРА АО «РУССКИЕ САМОЦВЕТЫ»

ХУДОЖНИКИ:
3. Г. Батыкян, С. М. Березовская, Е. А. Денисенко, Н. С. Колганова,
Г. И. Клеянкина, Д. К. Климина, М. Я. Минц, О. Б. Павлович, А. С. Пахомов,
Т. Н. Платонова, М. М. Пушкарева, Б. Б. Чернова.

ЭМАЛЬЕРЫ:
Б. А. Аникеева, О. Л. Дьяконицина, О. И. Журавлева, Б. Н. Заштовт, Н. А. Морозова, Е. И. Новикова, Л. В. Петранкина, М. В. Сковородина.
КАМНЕРЕЗЫ: Д. Ю- Горский, С. Ф. Евстафьев, А. И. Кореньков, С. Б. Пылина, В. В. Юревич.

ЮВЕЛИРЫ:
Б. Н. Алексеев, Т. А. Альперович, Т. Н. Белякова, С. В. Богоженков,
Н. Б. Большакова, Б. Г. Бороздин, С. Б. Бочаров, Л. О. Бочкарева,
Д. Е. Волков, Э. Г. Высоких, Ю. Ф. Говоров, П. Я. Дмитриев, Ю. Н. Емельянов,
В. Ф. Ена, А .И, Зюрюкин, Б. П. Иванов, И. Б. Иванов, О. Ю. Камышков, А. М. Канищев, П. И. Климук, Л. А. Кондрашова, А. Б. Лебедев, А. В. Малюгин, В. Ю. Матвеев, С. М. Михайлова, Г. М. Мурзаков, И. Н. Наумов, И. Н. Осечкина, И. Р. Павлова, О. В. Павлова, Ю, Н. Павлова, Я. М. Песочинский, И. Я. Пишулина,А. А. Ппонко, М. Б. Романова, А. И. Рубайло, М. Г. Семернина, А. И. Сивец, А. В. Слепушкин, В. Ю. Соловьев, Е. М. Соловьева, А. О. Соцкая, Н. В. Стрекалов, Ю. Н. Сучков, Е. А. Усова, Е. А. Ухова, В. А. Ухова, В. А. Федотов, Л. Г. Хазова, Б. И. Хотимцев, А. П. Хохлов, Г. М. Черкасов, Ю. И. Челяпов, С. Б. Чернышев,И. Б. Шепелев, М. 3. Элькинд.

ПРИЛОЖЕНИЯ

ПИСЬМО ПЕТРА МИХАЙЛОВИЧА КРЕМЛЕВА Л. Е. ФЕРСМАНУ

Профессору Ферсману,
Академия Наук

Уважаемый Профессор!
Эти строки пишет Вам бывший заведующий камнерезной мастерской, принадлежав­шей фирме К. Фаберже, носившей официальное название фабрики «Скульптуры по камню».
Депо, побудившее меня обеспокоить Вас своим письмом и просьбою, заключается в следующем:
На днях, через Екатеринбург проезжал Ваш помощник гражд. Крыжановский, я его видел, говорил и узнал, что при Академии наук существует производственный отдел по изготовлению шлифов и минералогических коллекций, причем он сообщил также и о возможности организации при Вашем производственном отделе камнерезного отделения, а потому его сообщение навело меня на мысль предложить Вам свои услуги, а в чем они будут выражаться, я Вам сейчас изложу конкретно.
У Вас в Академии в настоящее время имеются громадные и богатейшие по своему разнообразию запасы поделочных камней, из которых можно сделать все что угодно, выполнить любую коллекцию. Но нет мастеров, которые взялись бы за это дело. У меня же громадное желание работать и создавать ценные произведения, но нет совершенно камня и нет средств приобрести таковой, а потому прошу Вас дать мне возможность организовать при Академии маленькое камнерезное отделение на двух человек: меня и моего помощника и заняться изготовлением экспонатов, которые могли бы составить гордость Академии и могли бы быть продаваемы у нас в Республике, а также направлять­ся через В.С.Н.Х. за границу для продажи. Композиция экспонатов могла бы быть какая угодно, я очень хороший техник и могу создать и выполнить что угодно.
Если Вы согласны с моим предложением, то будьте добры ответить на следующие вопросы:
1.  Возможен ли отпуск средств Академией наук для организации камнерезной лабо­ратории на двух человек? (Нужно до 500 руб.)
2. На какое вознаграждение могут рассчитывать я и мой помощник? Примечание: на большое вознаграждение я лично не претендую и полагаю, что лучшим материальным поощрением будет какой-либо % с прибыли от продажи экспонатов.
3.  Возможна ли присылка от Академии подъемных для выезда из Екатеринбурга в Ленинград, хотя бы в размере 25 руб., так как в настоящее время я и такой суммой не располагаю.
На этом я заканчиваю свое письмо и к сведению Вашему сообщаю, что в настоящее время я служу учителем камнерезного искусства в камнерезной мастерской Уральского художественного техникума, но при наличии мастерской не имею возможности что-либо работать за неимением камня, кроме орлеца и орской яшмы. Производственный же отдел при Уральском художественном техникуме не имеет возможности выделить средства для покупки различных камней, да и во главе этого дела стоит человек, не интересующийся художественной стороной дела, а только лишь коммерсант, а потому еще раз прошу отнестись сочувственно к моей просьбе и дать мне возможность поработать серьезно в этой области.
Ответ прошу прислать по адресу:
гор. Екатеринбург, ул. К. Либкнехта, 42. Уральский Художественный техникум, Петру Михайловичу Кремлеву.
Р. 5. На ответ посылаю марку. Кремлев.
6 сентября 1924 года.
Архив РАН (Москва). Ф. 544, оп. 8, д. 298

ФАБЕРЖЕ И «КОРНЕТ» САВИН

Лет тридцать назад много шуму наделала мошенническая проделка известного афе­риста «корнета» Савина с не менее известной фирмой Фаберже.
«Корнет» Савин в образе «знатного иностранца- графа Тулуз де-Лотрека в карете приехал в сопровождении важного старика с орденом на шее в магазин Фаберже на Морскую. Выбрал драгоценностей на большую сумму и под предлогом недостачи денег, увез вещи: оставив в залог «сановника», пока-де пришлет деньги.
«Сановник» оказался нищим, нанятым специально на этот случай, а Савин изчез с драгоценностями, и попался только через год уже в Брюсселе.
Сейчас метод остался тот же. Изменилась приманка: в 1893 году жертва «шла» на сановника, в 1922 году — -идет- на бабушку...
«Вечерняя Красная газета», 27 декабря 1922 г. Раздел «Петроградская жизнь».
Последние уголовные новинки сезона. (Материал любезно предоставлен г-жой М. Н. Величенко)

ПИСЬМО ИЗ ТРЕСТА «РУССКИЕ САМОЦВЕТЫ» АКАД. А. Е. ФЕРСМАНУ. 1924 Г.


СССР
вснх
Гострест «Русские самоцветы»
 Правление Отдел коммерческий
Москва, Лубянский проезд,3
 10 ноября 1924 г. N 313

Александру Евгеньевичу Ферсману
Уважаемый Александр Евгеньевич, Правление Гостреста «Русские самоцветы» про­сит Вас выяснить вопрос о возможности получения нашим трестом нефрита, находящего­ся во дворе дома б. Фаберже на Морской улице.
Врид предправления А. Ефимов
Пом. Ком(мерческого) дир(ектора) Шугай
Архив РАН, ф. 544 (фонд акад. А. Е. Ферсмана),
оп. 7, д. 113 «Письма в Трест „Русские самоцветы"»

Примечание к письму акад. А. Е. Ферсману
В этом письме правления треста «Русские самоцветы» речь идет о двух валунах прекрасного нефрита, общим весом более четырех тонн, полученных фирмой Фаберже из концессионных разработок нефрита, принадлежащих Верфепю. По сохранившимся сведениям нефрит со двора дома Фаберже был получен в Экспортную лабораторию Треста, из него была выполнена статуя Будды (мастером П. М. Кремневым) по заказу японского императора. Оставшаяся часть ушла на изготовление предметов ширпотреба мастерами Петергофском гранильной фабрики, входившей в состав Треста.
В этом архивном деле, с теми же подписями и датой хранится аналогичное письмо акад. А. Е. Ферсману с просьбой "договориться с Ленинградским Горным институтом по вопросу о приобретении имеющегося у него малахита". Продолжая традиции Фаберже, работники треста «Русские самоцветы» работали только с самыми лучшими камнями.

К ВОПРОСУ ОБ АВТОРСТВЕ ПУБЛИКАЦИИ МЕМУАРОВ Ф. П. БИРБАУМА

С копирайтом «Фонда искусства Фаберже» вышел в 1993 г. каталог «Фаберже: придворный ювелир», в состав которого сотрудник Эрмитажа М. Лопато включила мемуа­ры главного мастера фирмы Фаберже Франца Бирбаума, впервые изданные ЛПО «Русские самоцветы». Было грубо нарушено авторское право Татьяны Фаберже и В. Скурлова. Эта скандальная история нашла отражение на страницах петербургской печати («Вечерний Петербург" от 6 августа 1993 г.), и директор Эрмитажа вынужден был отвечать на открытое письмо потерпевшей стороны. И ранее г-жа М. Лопато допускала несанкциони­рованные публикации чужих материалов (в журнале «Аполло», 1991 г., в каталоге «Вели­кий Фаберже», 1990 г. и в других публикациях). Статьи этого автора вызывали недоуме­ние неадекватными оценками творчества Фаберже. Так, в журнале «Декоративное искус­ство СССР» (№ 6, 1983), специалист Эрмитажа говорит о «неослабевающем интересе к этой несколько одиозной фигуре ювелира прошлого века». Но ведь слово «одиозный» означает «вызывающий к себе крайне отрицательное отношение». Далее в статье: «...Не­редки у Фаберже работы явно безвкусные, с налетом пошлости... Высокий профессиона­лизм и техническая изобретательность, характерные для лучших произведений фирмы, прикрывают порой неоригинальность идеи... Изображение зверей, цветов, ягод, народ­ных типов — дань откровенному натурализму, причем подчищенному, отшлифованному, блистающему бриллиантами... слащавых, красивеньких, чистеньких вещей, до тошноты сахарных».
Конечно, каждый волен говорить, что хочет, но после таких разъяснений ученого-искусствоведа («пошлость», «неоригинальность», «натурализм») становится непонятным, почему тысячи ювелиров и коллекционеров тянутся к искусству Фаберже как к живому источнику. Небольшая сохранившаяся частичка вечного мира Фаберже, известная ныне как русское классическое ювелирное искусство, до сих пор не только прославляет, но и кормит наши музеи.

В. В. Скурлов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Трудности существуют для того, чтобы их преодолевать. Успех достигается работой и бережливостью»
(Карл Фаберже. Из записной книжки Евг. Фаберже. Архив Татьяны Фаберже).

«Будьте благородны...»
(Карл Фаберже Генри Чарльзу Бэйнбриджу 1906 г. при приеме на работу в фирму)

«После царя первый человек — ювелир»
(Август Хольмстрем, мастер-ювелир.
Из записной книжки Евг. Фаберже.
Архив Татьяны Фаберже).

Юбилей Карла Фаберже состоялся в 1996 году. Но 1997 год не менее знаменателен для истории фирмы и для продолжателей дела Фаберже — юве­лиров АО «Русские самоцветы». В этом году петербургские ювелиры отмечают свой «бриллиантовый юбилей» — 75 лет со дня основания треста «Русские самоцветы».
Какие еще знаменательные события мы вспомним в 1997 году?
140 лет назад, в 1857 году Август Хольмстрем (автор одного из эпиграфов к нашему заключению) начал работать на Густава Фаберже. В этом же году 11-летний Карл Фаберже пошел учиться в Анненшуле.
135 лет назад, в 1862 году в Дрездене родился художник Агафон Густаво­вич Фаберже. Умер в Петербурге в 1895 году.
125 лет назад, в 1872 году, в октябре. Карл Фаберже женится, и его отец передает сыну фирму в управление. Б этом же году родился Франц Бирбаум.
120 лет назад, в 1877 году, родился третий сын Карла Фаберже Александр.
115 лет назад, в 1882 году, фирма удостоена золотой медали на Москов­ской художественно-промышленной выставке, а Карл Фаберже удостоен золо­той медали с надписью «За отличие» на Станиславовской ленте, Агафон Густаво­вич Фаберже приезжает из Дрездена и включается в работу фирмы.
110 лет назад, в 1887 году, открыто отделение фирмы в Москве. «К. Фаберже приступил к изготовлению крупных серебряных изделий: столовых и чайных сервизов, приборов и пр.» (А. Е. фон Фелькерзам).
105 лет назад, в 1892 году. Карл Фаберже удостоен ордена св. Анны 3-й степени.
100 лет назад, в 1897 году. Карл Фаберже участвует в качестве члена жюри на художественно-промышленной выставке в Стокгольме и удостоен звания «придворного ювелира Короля Швеции и Норвегии». Исполнено пасхаль­ное яйцо «Императорская карета».
95 лет назад, в 1902 году — первая в России выставка произведений Фаберже в доме фон Дервиза в Петербурге (Английская наб., 28). Первые заседания Русского художественно-промышленного общества. Карл Фаберже учреждает премии на конкурсе проектов братины. Болгарский великий князь награждает Карла Фаберже командорским крестом ордена за гражданские заслуги.
90 лет назад, в 1907 году, вышла книга А. Е. фон Фелькерзама «Описи Императорского серебра», где о фирме Фаберже написано: «Эта фирма, кото­рая принадлежит к лучшим и самым известным в мире, славится главным образом ювелирными изделиями. Вещи, сделанные в мастерских Фаберже, отличаются замечательной техникой, особенно что касается эмали, резьбы и чеканки».
85 лет назад, в 1912 году, юбилей Карла Фаберже — 40 лет во главе фирмы. В честь этого события устраивается Конкурс проектов ювелирных изделий имени Придворного ювелира Карла Фаберже. Государь император утверждает устав общества «Русские самоцветы». Гибель парохода «Титаник» производит впечат­ление на Альму Пиль-Клее, она создает дизайн императорского «Ледяного яйца», исполненного к Пасхе 1913 года.
80 лет назад, в 1917 году, Керенский запрещает вручать пасхальные яйца бывшим императрицам. Карл Фаберже пишет первый вариант завещания.
75 лет назад, в 1922 году, Евгений и Александр Фаберже организуют компанию «Фаберже" в Париже вместе с московскими сотрудниками А. Маркет-ти и Дж. Гверриери. Принято решение Президиума ВСНХ об организации Госу­дарственного треста «Русские самоцветы». Агафон Карлович Фаберже в комис­сии, вместе с петроградскими ювелирами А. Боком, Б. Масеевым, С. Францем и геммологом А. Котлером описывает коллекцию Российского Алмазного фонда. Все императорские пасхальные яйца Фаберже (более 40) передаются в Валют­ное управление Иаркомфина. Евгений Фаберже приезжает в Швейцарию к Францу Бирбауму, чтобы поздравить его с 50-летием.
70 лет назад, в 1927 году. Аукционный дом «Кристи» начинает первые продажи вещей Фаберже. В Оружейную палату возвращены 27 императорских пасхальных яиц (в настоящее время их осталось только 10). Агафон Фаберже бежит по льду Финского залива в Финляндию, вместе с женой и сыном Олегом.
65 лет назад, в 1932 году, начинает работу завод камней-самоцветов на Боровой улице, 32, как отделение Завода точных технических камней (бывш. Петергофская гранильная фабрика). Организация Научно-исследовательского и проектного бюро (затем ЦНИПКС, далее ВНИИювепирпром и сейчас НИИювелирпром).
60 лет назад, в 1937 году, Арманд Хаммер организует выставку изделий Фаберже в Америке. Американский посол Дэвис покупает в Ленинграде в антикварно-ювелирном магазине на ул. Герцена (бывш. магазин Фаберже) им­ператорское пасхальное яйцо (сейчас в собрании М. Пост в Хиллвуде, Вашингтон). На базе ювелирных мастерских Гостиного двора организована Ленинград­ская ювелирно-часовая фабрика Ленювелирторга (ЛЮТ). Фабрика занимается, кроме прочего, реставрацией вещей Фаберже, что дает основание Абрахаму К. Сноуману причислить клеймо «ЛЮТ» к списку клейм бывших мастеров фирмы Фаберже. Агафон Карлович Фаберже приезжает на четыре месяца в Англию и помогает Г. Ч. Бэйнбриджу в работе над книгой о Фаберже (книга вышла в 1949 году).
45 лет назад, в 1952 году, в Париже умирает Александр Фаберже. Похоро­нен на кладбище Сен-Женевьев-Де-Буа.
Авторы выражают свою искреннюю благодарность г-ну И. П. Мельситову, пер­вому, кто поддержал идею написания и издания книги и оказал поддержку изда­нию мемуаров главного мастера фирмы Фаберже Франца Бирбаума в 1992 году.
Мы также благодарны памяти безвременно ушедшему от нас директору ВНИИювелирпрома Э. А. Байцу, поддержавшему в 1988 году идею научно-иссле­довательской работы на тему «Преемственность традиций Фаберже в деятель­ности ЛПО „Русские самоцветы"». С этой работы началось научное освоение истории петербургских ювелиров.
Отметим заслуги перед российским ювелирным искусством бывшего ди­ректора Елагиноостровского дворца-музея Б. Б. Мухина, организовавшего в 1989 году первую после 19О2 года выставку «Великий Фаберже», а также нынешнего директора Елагиноостровского музея-заповедника г-жи Л. Питер­ской. На этой выставке впервые были представлены и получили горячее одоб­рение зрителей пять изделий мастеров ЛПО «Русские самоцветы», выполненные в стиле Фаберже.
Мы искренне признательны президенту коммерческого банка «Ланта-Банк» (Москва) г-ну С. Б. Докучаеву за серьезный вклад в строительство памятника Карлу Фаберже, скульптору (I. Б. Аристову — автору проекта, и скульптору-ис­полнителю памятника Карлу Фаберже, Б. Б. Иванову.
Авторы выражают свою благодарность:
Княгине Н. Б. Голицыной-Хэзлтайн (Швейцария) — за работу над перевода­ми мемуаров и статей Франца Бирбаума.
«Обществу друзей Франца Бирбаума» (Швейцария) — за работу по организа­ции юбилейных мероприятий к 125-летию со дня рождения Франца Бирбаума в 1997 году.
Директору Государственного музея-заповедника «Московский Кремль» г-же И. А. Родимцевой, автору первой в нашей стране публикации о Фаберже (1970 г.) и научным сотрудникам Оружейной палаты: хранителю изделий Фа­берже г-же Т. Мунтян и г-же И. Богатской.
Директору Государственного Эрмитажа проф. И. Б. Пиотровскому — за организацию выставки Фаберже в 1993 году.
Старшему научному сотруднику Государственного исторического музея г-же Г. Г. Смородиновой.
Руководителям Русского национального музея искусств г-ну А. Н. Иванову и г-же Ю. Ивановой.
Директору Павловского музея-заповедника г-ну А. Н. Гузанову.
Руководству Минералогического музея имени акад. А. Е. Ферсмана.
Генеральному директору АО «Петербургские телефонные сети» г-ну Б. Н. Яшину — за заботу по сохранению здания на Большой Морской улице, 24.
Руководителям фирмы «Мастер Лтд» г-дам Джаку Килледжану и А. А. Ершо­ву, горячо воспринявшим идею возрождения Фаберже и открывшим в Москве в 1995 году магазин «Карл Фаберже" на Кузнецком мосту.
Профессору, доктору исторических наук И.И.Сиволап-Кафтановой и профес­сору Б. С. Кафтанову (Москва) — за неоценимую помощь в работе.
Г-же Б. Н. Гусевой, внучке художника фирмы Фаберже Е. Э, Якобсона и доктору биол. наук г-же Николаевой, внучке мастера фирмы Б. Г. Ииколаева — за воспоминания и фотографии. Г-же Е. И. Красновой и г-же Л, И. Бройтман (Петербург) — за консультации по истории Большой Морской улицы. Д-ру Эрике Фойгт, внучке архитектора Карла Шмидта (Берлин) за фотографию. Г-же Татья­не Бадриашвили и г-ну Анатолию Бадриашвили (правнукам Михаила Перхина) — за фотографии и информацию. Г-ну А.-М. Гунст, правнуку Карла Фаберже (Бер­кли, США); г-же Линнет Пропер (Хьюстон, США); г-же Л. Дрэпер (Ванкувер, Канада), правнучке Густава Фаберже; г-же Т. фон Светпик (Гельсингфорс), воспитательнице Олега Фаберже; г-же К. Мак-Канлесс (Алабама, США), библио­графу фирмы Фаберже.
Г-ну Б.М.Тетерятникову (Вашингтон) — за консультации. Г-дам Хансу и Кристиану Болинам (Стокгольм) за информацию по истории своей фирмы. Г-же Наталии Павловой-Кауфман (Нью-Йорк) — за исследование по истории семьи Кельх-Базановых. Г-ну А. Ю. Солодкову (Лондон) — за консультации и фотогра­фию. Г-ну Оле Крогу (Копенгаген) — за информацию по биографии императри­цы Марии Федоровны. Г-ну X. Эйлерсу (Фрейбург, Германия) — за исторические сведения.
Руководителям компании «Ювепирпром» г-дам В. Б. Радашевичу, О. Тихоми­рову, Б. Скрипченко — за поддержку в финансировании одного из этапов работы над книгой. Г-ну Мишелю Камидяну, парижскому коллекционеру — за слайды и консультации. Г-ну А. де Тизенгаузену (Лондон) и г-ну Э. Филиппсу (Нью-Йорк, «Кристи») — за помощь в работе. Генеральному директору АО «Юве­лиры Урала» г-ну Ю. Н. Бырдину и президенту Уральской золото-платиновой компании г-ну Н. И. Тимофееву — за любезный прием г-жи Татьяны Фаберже в дни 150-летнего юбилея Карла Фаберже. Руководителям фирмы «Бонус плюс» (Рига) г-ну Е. Волошинсу и г-же М. Мартинес — за организацию поездки на дачу Бауэра (бывш. гл. бухгалтера фирмы Фаберже). Г-же А. Заматаевой (Рига) — за помощь в латвийских исследованиях.
Фотографам: А. В. Сидоренкову, П. Демидову и О. Трубскому, А. М. Кокша-рову и А. Б. Иванову. Переводчице г-же И. Н. Орловой.
Сотрудникам НИИювелирпрома: Ю. П. Комягину, Т. Парчаковой, А. А. Цапаеву, Н. Н. Карнитской, Г. А. Красновой. Художнику А. М. Попову и ювелиру В. А. Попову — за создание почетного памятного знака «Орден Карла Фаберже», первый экземпляр которого был вручен И. П. Мельситову.
Сотруднику Российского государственного исторического архива г-же С. И. Вареховой и в ее лице многочисленным сотрудникам петербургских, мос­ковских и иногородних архивов.
Авторы не уделили должного внимания императорским пасхальным яйцам фирмы Фаберже, без которых не обходится ни одна книга о великом ювелире, потому что в апреле 1997 года в Лондоне вышла исчерпывающая монография трех авторов: Татьяны Фаберже, Линнет Пролер и Валентина Скурлова, пред­ставляющая собой так называемый «твердый каталог» всех 5О-ти пасхальных подарков, изготовленных для императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны. Буквально сразу после выхода упомянутой книги в свет мы нашли неизвестную публикацию (без указания автора, но судя по многим признакам, автор — Евгений Карлович Фаберже) под названием «Русский придворный ювелир К. Г. Фаберже- в русском эмигрантском журнале "Иллюстрированная Россия» за 1939 год. Бот примечательные выдержки из этой статьи:
«В 1900 году магазин фирмы находился уже в собственном доме Карла Густавовича (№ 24 по Большой Морской ул.), выстроенном по его заданиям и известный всякому петербуржцу...
Кто не помнит дома Фаберже на Морской, больших окон магазина фирмы, полузакрытых шторами? (Карл Густавович не считал нужным выставлять вещи на окнах.) Кто не помнит, какие художественные произведения и ценности он мог видеть внутри магазина? Вещи эти охотно показывались посетителям не­редко самим Карлом Густавовичем. Б тех случаях, когда Карл Густавович в посетителе видел ценителя искусства, он нередко посвящал ему немало време­ни (часто зная, что это — не покупатель), показывая свои произведения, рассказывая их историю и делясь своими мыслями относительно работ, кото­рыми он занят. Кто не помнит этого художника, с блестками юмора в глазах, полных творческой мысли, стремления к созиданию оригинального и в то же время прекрасного?.. Беседы с Карлом Густавовичем были всегда крайне инте­ресны, переплетались веселыми шутками, так как Карл Густавович обладал еще и юмором.
Карл Густавович был горячим и искренним русским патриотом. Он любил Россию и верил в нее.»
Традиции Фаберже не умирают. Современные петербургские ювелиры верят в великое будущее России. Они не забывают напутственных слов Карла Фаберже, вынесенных нами в эпиграф заключительной главы:
«Трудности существуют для того, чтобы их преодолевать. Успех достигает­ся работой и бережливостью».
«Будьте благородны...»

Комментариев нет:

Отправить комментарий