понедельник, 24 октября 2011 г.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ЮВЕЛИРНЫЙ ЗАВОД В 1950-1960-х ГОДАХ


В 1950—1960-х гг. Ленинградский ювелирный завод был расположен в трех местах: в Гостином дворе, в Мучном переулке и на Днепропетровской улице.
В Гостином дворе располагались цеха по производству золотых и серебря­ных украшений, браслетов и часов. В Мучном переулке изготовляли серебря­ную посуду и серебряные браслеты, томпаковую (медный сплав) группу изде­лий. На Днепропетровской улице находилось камнерезное и гранильное произ­водство.
У истоков ювелирного производства в Ленинграде стояли замечательные энтузиасты-организаторы: Геннадий Константинович Павлов, Василий Николае­вич Корольков, Александр Филиппович Кленов.
Среди организаторов часового производства были такие мастера, как Михаил Евсеевич Зельдин, Борис Михайлович Фрадкин, Чистяков.
В 1934 г. они создали мастерскую ювелиров на улице Герцена, 36, а в 1936 г. после организации Ленювелирторга мастерская была реорганизована в Ленинградскую ювелирно-часовую фабрику, которая размещалась в помеще­нии Гостиного двора. Б 1960 г. фабрика была переименована в Ленинградскую ювелирную.
В это же время были организованы два часовых завода: Пензенский и Угличский, поэтому производство женских часов ЗИФ, выпускавшихся на Ле­нинградской ювелирно-часовой фабрике, было переведено туда. В Ленинграде осталась реставрация часов, а также поставлялись корпуса часов, в которые на фабрике вставляли бриллианты.
При часовом производстве в 1948 г. был организован участок пластмассы, где делали разноцветные однотонные бусы, а также камеи, которые вставляли в кольца, серьги и броши из серебра; делали пластмассовые броши «жуки» с вклеенными ограненными стеклами и пластмассовые пудреницы в виде ракови­ны в серебряной оправе.
Много лет ювелирные предприятия работали в стесненных условиях. Так, в Гостином дворе было всего две комнаты, где трудились поначалу до 40 чело­век браслетчиков и золотарей-бриллиантщиков (золотарями называли мастеров по золоту), вынужденных работать посменно. Два небольших цеха были и в Мучной переулке.
Несмотря на тесноту, на фабриках царила атмосфера доброжелательнос­ти, взаимопонимания и, как уже теперь не говорят, трудового подъема.
По отзывам ювелиров тех лет, на работу ходили как на праздник. Была налажена система обучения молодых специалистов. В 1947 г. открылось произ­водственно-техническое художественное училище (ремесленное, как тогда на­зывали). Учеников после училища обучали мастера-наставники. Обучение дли­лось 2 года. За это время молодой человек учился делать изделие от слитка до готовой продукции, проходил все операции. Наиболее способных отбирали для работы над индивидуальными изделиями. Бею работу выполняли вручную: и про­волоку тянули через вальцы, и филигрань кружили, и крапана делали и т. д.
Производительность была высокой: ювелир вручную делал до 30 колец в месяц, «маркизов» — штук 20. За каждый «маркиз» платили 70 рублей (в ценах до 1961 г.).
В 1950-е гг. в золото вставляли, помимо драгоценных камней, стекла «под рубин». Только в 1948 г. появились первые штампы, а в 1960-м — литье.
Учили работу выполнять с любовью, добротой. Старые рабочие говорили: «Если нет в душе доброты, работы не получится». За свой труд мастера-настав­ники, как и ювелиры высокой квалификации, в 1950—1960-х гг. получали зарплату до 20ОО рублей (в ценах до 1961 г.) и 10 процентов «за личное клеймо», тогда как зарплата простого ювелира составляла 1200—1400 рублей. Для сравнения: директор фабрики получал в это время 800 рублей.
На ювелирной фабрике работали такие ювелиры-наставники высокого класса, как Алексей Семенович Коновалов, Николай Алексеевич Озеров, Васи­лий Николаевич Евдокимов, Анатолий Николаевич Шибко, обучавшийся в свое время в мастерской Фаберже. Много работ сделал Анатолий Николаевич для артистов Александрийского театра Черкасова, Меркурьева, Алешиной.
Высококвалифицированные мастера-ювелиры подготовили таких творчес­ких работников, как Николай Иванович Дементьев, Александр Иванович Алек­сеев, Владимир Ильич Верзин, Борис Васильевич Кравченко, Виктор Александ­рович Федотов.
Многие изделия А. С. Коновалова и две броши с топазом и с бриллиантами Н. И. Дементьева хранятся в Алмазном фонде.
Наряду с ювелирами работали и талантливые камнерезы. Ида Семеновна Буграева участвовала в создании мозаичных работ в Эрмитаже. Мастер-камне­рез Антонина Алексеевна Самоха принимала участие в изготовлении самоцветной мозаичной карты индустрии и естественных богатств Советского Союза {1937 г.) вместе со знаменитым камнерезом фирмы Фаберже Петром Кремлевым.
В 1960-е гг. при камнерезном производстве была организована экспери­ментальная группа, которая выпускала экспонаты для музея завода, мозаичные гербы республик Союза, камнерезные украшения интерьеров на экспорт: вазы, картины из орской яшмы, амазонита, лазурита.
В 1969 г. на завод, окончив 24-е художественное училище, пришел Анато­лий Иванович Кореньков, ученик талантливых камнерезов Владимира Николае­вича Гусева и Алексея Евсеевича Друголовича. Яркая индивидуальность, вдум­чивый талант камнереза-художника Коренькова позволили ему создать ряд мозаичных брошей, в т. ч. «Арлекина», и скульптурные композиции из камня: "Похищение Европы», «Тритон на морском коне», «Кавалер с кружкой пива». Последняя работа выставлялась в Эрмитаже в 1993 г. на выставке Фаберже и экспонировалась в Париже и Лондоне.
В 1952 г. на ювелирной фабрике стали возрождать традиционную технику скани. Начальник филигранного цеха потомственный ювелир Павел Петрович Щегольков и старейший филигранщик Петр Леонтьевич Фигурнов стали наби­рать учеников и обучать их. Нина Эрнестовна Фогт, художник по филигранно-эмалевым изделиям, что называется, от Бога, осуществляла художественно-ав­торский надзор над работами филигранщиков.
Лучшие мастера — сестры Людмила Николаевна Сургучева и Раиса Никола­евна Мельникова участвовали в создании ладьи «Слава покорителям Арктики», которая экспонируется в Музее Арктики и Антарктики.
Яркой индивидуальностью отличались украшения прекрасной филигран-щицы Людмилы Ивановны Воробьевой. Среди огранщиков 1960—1970-х гг. особым мастерством выделяются работы Бориса Витальевича Чередеева.
Все эти мастера высокой квалификации, бесконечной увлеченности и преданности своему делу составляли творческий костяк предприятия, создава­ли индивидуальный ассортимент, который подтягивал под свой высокий уро­вень и серийную продукцию.
Талантливые мастера-индивидуалы подготавливали и прекрасных специа­листов для серийной продукции. Так, мастера массовых золотых украшений Нина Белякова, Нина Федорова, Елена Мальцева, Лидия и Иван Сорокины — ученики Н. И. Дементьева.
Со дня основания ювелирной фабрики мастера работали целыми династия­ми. Такие уникальные мастера, как Александр и Михаил Филипповичи Кленовы, могли работать и штамповщиками, и эмальерами, и граверами, и гальваниками. Третий брат, Иван Филиппович Кленов, сконструировал и изготовил автомат для производства скани, которым пользовались в Мучном переулке в филигран­но-эмальерном цехе.
Вместе с братьями Кленовыми работали и их жены — Глафира Николаев­на, Ксения Пахомовна и Татьяна Ивановна — сначала штамповщицами, а потом эмальерами. Дочери Нина Александровна и Людмила Александровна Кленовы всю свою трудовую жизнь также посвятили ювелирному производству.
Два брата Александр и Сергей Павловичи Марковы держали свою мастер­скую. В 1934 г. пришли работать на фабрику, были высококвалифицированными браслетчиками и цепочечниками. Их ученик Василий Николаевич Корольков до последнего дня работал на ювелирном заводе.
Высокого класса закрепщик Николай Николаевич Киселев с 15-летнего возраста работал на закрепке. Его жена Маргарита Григорьевна — браслетчи0ца, до сих пор работает в 13-й цехе, правда, теперь в ОТК на браслетах.
С 1934 г. на золотых браслетах работала Анастасия Фадеевна Пилипчук. Ее дочь Розалия Григорьевна Шибко до сих пор работает браслетчицей. Муж Розалии Григорьевны Олег Анатольевич был первоклассным ювелиром.
Общими усилиями ювелирных мастеров-индивидуалов и массовиков юве­лирный завод в 1960—1970-е гг. держал по качеству выпускаемой продукции первое место среди ювелирных предприятий Союза.

Р. А. Ванютова

1 комментарий:

  1. Здравствуйте, вы упоминаете Ивана Сорокина в артикле, может ли это быть мой прадед который работал на заводе вместе с женой Ольгой, там же начинала практику и моя бабушка Алевтина но не знаю в каком году
    Спасибо заранее

    ОтветитьУдалить